Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

25 июля. В день памяти Высоцкого

Начну со стихотворения Владимира Семеновича, написанного ровно за два года до смерти.

Посвящено оно Михаилу Шемякину.


Однажды я, накушавшись от пуза,
Дурной и красный, словно из парилки,
По кабакам в беспамятстве кружа,
Очнулся на коленях у француза, -
Я из его тарелки ел без вилки -
И тем француза резал без ножа.

        Кричал я: "Друг! За что боролись?!" - Он
        Не разделял со мной моих сомнений, -
        Он был напуган, смят и потрясен
         И пробовал согнать меня с коленей.

Не тут-то было! Я сидел надежно,
Обняв его за тоненькую шею,
Смяв оба его лацкана в руке, -
Шептал ему: "Ах, как неосторожно :
Тебе б зарыться, спрятаться в траншею -
А ты рискуешь в русском кабаке!"

        Он тушевался, а его жена
        Прошла легко сквозь все перипетии, -
        Еще бы - с ними пил сам Сатана! -
        Но добрый, ибо родом из России.

Француз страдал от недопониманья,
Взывал ко всем : к жене, к официантам, -
Жизнь для него пошла наоборот.
Цыгане висли, скрипками шаманя,
И вымогали мзду не по талантам, -
А я совал рагу французу в рот.

        И я вопил : "Отец мой имярек -
        Герой, а я тут с падалью якшаюсь!" -
        И восемьдесят девять человек
        Кивали в такт, со мною соглашаясь.

Калигулу ли, Канта ли, Катулла,
Пикассо ли?! - кого еще, не знаю, -
Европа предлагает невпопад.
Меня куда бы пьянка ни метнула -
Я свой Санкт-Петербург не променяю
На вкупе всё, хоть он и - Ленинград.

        В мне одному немую тишину
        Я убежал до ужаса тверёзый.
        Навеки потеряв свою жену,
        В углу сидел француз, роняя слезы.

Я ощутил намеренье благое -
Сварганить крылья из цыганской шали,
Крылатым стать и недоступным стать, -
Мои друзья - пьянющие изгои -
Меня хватали за руки, мешали, -
Никто не знал, что я умел летать.

        Через "пежо" я прыгнул на Faubourg
        И приобрел повторное звучанье, -
        На ноте до завыл Санкт-Петербург -
        А это означало : до свиданья!

Мне б - по моим мечтам - в каменоломню :
Так много сил, что всё перетаскаю, -
Таскал в России - грыжа подтвердит.
Да знали б вы, что я совсем не помню,
Кого я бью по пьянке и ласкаю,
И что плевать хотел на interdite.

        Да, я рисую, трачусь и кучу,
        Я даже чуть избыл привычку лени.
        ...Я потому французский не учу -
        Чтоб мне они не сели на колени.


25 июля 1978, в самолете. «Осторожно! Гризли!», Владимир Высоцкий.




В прошлом году у меня был пост, куда я собрал много стихов памяти Высоцкого. У Юрия Кукина не было такого, но так вышло, что в ночь на 25 июля барду сначала приснилась песня, а потом ему даже удалось ее зафиксировать в словах и музыке. И трудно отделаться от мысли, что рождение песни такого содержания и звучания просто случайное совпание.

Не помнил я, куда летел,
Не видел рядом спящих тел.
С пробитой вестью головой,
И безразлично, что живой,
И безразлично, что живой.

А подо мной белым-бела
Равнина облаков плыла,
И вижу сквозь нечеткость век:
По ней плетется человек,
По ней плетется человек.

И стало мне пустынно вдруг:
Ведь это мой погибший друг,
И холодочек по спине:
Вот он махнул рукою мне,
Вот он махнул рукою мне.

Нет, это сон всему виной,
И вновь все пусто подо мной,
И боль укутал мысли шелк:
Куда он шел, куда он шел,
К кому он шел, к кому он шел?

И где б ни сел мой самолет,
Меня в пустыне этой ждет
Мой друг, и ждет меня пока
Моя палатка в облаках,
Моя палатка в облаках.


25 июля 1980 года,
"Палатка в облаках", Юрий Кукин.

Евгений Евтушенко написал своё стихотворение памяти товарища не сразу после утраты, но в том же году.  Удивительно, но стихи "Киоск звукозаписи" вдохновили рок-группу "Диалог" на написание песни:

(Группа "Диалог", поёт Ким Брейтбург. Запись 1982 года)
  Памяти Владимира Высоцкого


Бок о бок с шашлычной,
                    шипящей так сочно,
киоск звукозаписи
                 около Сочи.
И голос знакомый
                с хрипинкой несётся,
и наглая надпись:
                 «В продаже Высоцкий».
Володя,
      ах, как тебя вдруг полюбили
Со стереомагами
               автомобили!
Толкнут
       прошашлыченным пальцем кассету,
И пой,
      даже если тебя уже нету.
Торгаш тебя ставит
                  в игрушечке-«Ладе»
Со шлюхой,
          измазанной в шоколаде,
и цедит,
        чтоб не задремать за рулём:
«А ну-ка Высоцкого мы крутанём!»

Володя,
       как страшно
                  меж адом и раем —
«крутиться» для тех,
                 кого мы презираем...
Но, к нашему счастью,
                   магнитофоны
Не выкрадут
          наши предсмертные стоны.

Ты пел для студентов Москвы
                          и Нью-Йорка,
Для части планеты,
                чьё имя — «галёрка».
И ты к приискателям
                  на вертолёте
Спускался и пел у костров на болоте.
Ты был полу-Гамлет и полу-Челкаш.
Тебя торгаши не отнимут.
                        Ты — наш...

Тебя хоронили, как будто ты гений.
Кто — гений эпохи. Кто — гений мгновений.
Ты — бедный наш гений семидесятых,
И бедными гениями небогатых.
Для нас Окуджава
                был Чехов с гитарой.
Ты — Зощенко песни
                 с есенинкой ярой,
И в песнях твоих,
                 раздирающих душу,
Есть что-то
          от сиплого хрипа Хлопуши!
...
...
Киоск звукозаписи
                   около пляжа.
Жизнь кончилась,
             И началась — распродажа...


1980 год, «Киоск звукозаписи», Евгений Евтушенко.


На прошлогоднем Грушинском фестивале Евгений Евтушенко собственнолично прочитал еще одно посвящение Владимиру Высоцкому:


Тебе, Володя, и не снилось,
что ты до самолета вырос.
Не снился этот самолетный
полет на Кубу самовольный.
Из невезухи жизнь везёнкой
ты сделал все-таки, Высоцкий.
И твое имя из опалы
на небеса теперь попало.
И с колдовским полесским взглядом
лицо любимой брезжит рядом,
и, словно вышитое гладью,
мерцанье букв «Марина Влади».
Загородив собой все рыла,
тебе она весь мир открыла,
неся с улыбкой сквозь таможню
стихи, как будто это можно.
Они качались, рук не пачкая,
в авоське на бесстрашном пальчике…

Марина так помолодела,
летя сейчас на Варадеро.
Не выдан паспорт молоткастый,
но ждут Володю братья Кастро,
и как бы не столкнуться лбами
ему и мистеру Обаме.

Залив Свиней и не помянет,
а вдруг сладехонько обманет?
В политике такие страсти,
а после — пируэты власти,
и ваши памятники, гении,
как бронзовые извинения.
А все-таки мечтать неплохо,
что выздоровеет эпоха,
и всем поставят пьедесталы,
хотя и малость запоздало.
Лети и счастлив будь в полете,
любимец Родины — Володя.
Был раньше ты не впущен в небо,
как патриот с приставкой «недо».
Но даже «недопатриоты»
вдруг превратятся в самолеты!


2016, Евгений Евтушенко, "Самолет Владимир Высоцкий".

Tags: 1978, 1980, 20 век, 2016, 21 век, 25, 25 июля, Владимир Высоцкий, Евгений Евтушенко, Михаил Шемякин, Юрий Кукин, видео, группа Диалог, день памяти, июль, песни нашего времени, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments