Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

1 августа. Стрелы строк

Куда, коварная строка?
Ты льстишься на приманку рифмы?
Ты хочешь, чтобы вкось и вкривь мы
Плутали? Бей наверняка,
Бей в душу, иль тебя осилят
Созвучья, рвущиеся врозь.
Коль ты стрела — лети навылет,
Коль ты огонь — свети насквозь.


1 августа 1963, Мария Петровых.



Я так много когда-то тебе обещал,
ну а дать ничего не могу -
                                                обнищал.
Обещал тебе нас в синеве и листве,
на зелёной траве,
                              голова к голове,
и по вишне прохладной за каждой щекой,
и томительно пахнущий сеном покой.
Мы хотели в Ирпень,
                                    в полудрёму и лень,
где, наверное, есть тот обрыв или пень,
на котором писал под левкои и лес,
убегая сюда,
                  гениальный беглец...
Но сегодня нельзя убежать никуда
от стыда за историю,
                                    как от суда.
Ливни льют бесконечно,
                                          по-лютому льют,
размывая надежды на мир и уют
для тебя и меня,
                              в синеве и листве,
на зелёной траве,
                              голова к голове...
Лакировщики борщ поглощают,
                                                            урча.
Видный критик подходит -
                                                он мне до плеча.
Но он всё-таки треплет меня по плечу.
"Вот сейчас вы такой, как давно я хочу.
Не попались на удочку лестной молвы,
и к гражданской тематике
                                          вырвались вы..."
Я в глазах твоих вижу презренье и стыд.
Похвалою его
                  для тебя я убит.
Ты не верь -
                  я не тот,
                              я не тот,
                                          я не тот!
Просто весь я раздроблен,
                                    как в паводок плот.
Этот критик - он врёт.
                                    Ты не слушай вранья!
Мои щепки ему по душе,
                                          а не я!
Ну а ты говоришь:
                              "Нет,
                                    ты именно тот.
Ты не плот, а эпохой взлелеяный плод.
Ты - любимчик эпохи,
                                    примерный сынок..." -
и прекрасный твой взгляд
                                    нестерпимо жесток.
Говоришь ты -
                        эпоха мне кровная мать.
Разве мать, она может калечить,
                                                      ломать?
Как коня, хомутали меня хомутом.
Меня били кнутом,
                              усмехаясь притом.
А сегодня мне пряники щедро дают.
Каждый пряник такой
                                    для меня словно кнут...
Нет, эпоху я матерью не назову!
Она хочет отнять у меня синеву,
и траву, и листву,
                              и тебя, и меня -
Не дождётся она долгожданного дня!
И за это за всё, за позор мой и ложь
я всажу ей согретый за пазухой нож!
Над Ирпенью сырая осенняя мгла.
Лакировщики мрачно играют в "козла".
Что, я этой эпохи лелеемый сын?
Оцепляется проволокой Берлин.
Голодает деревня,
                              редеют леса,
но зато космонавты летят в небеса.
Я страшней обнищал -
                                    я душой обнищал.
Ты прости, что так много тебе обещал.


1 августа 1961, «Ирпень», Евгений Евтушенко
.

Молодой человек в безрукавке,
На которой был выведен, вроде заставки,
Леопард с обнажившимся когтем,
Почему-то (и остро) задел меня локтем,
(Почему-то я знал наперед,
Что поступит он именно так),
Но и этот умрет.

Эфиопская девка - дитя Козлоногой,
С желтоглазой собакой (попробуй потрогай)
Мне навстречу идет, чтобы взглядом окинуть: "Разиня,
Раскумекал ли, что пред тобою богиня -
Самодержица-скука?"
Кто, однако, из этих двоих - настоящая сука?
Впрочем, обе умрут.

Вот и я затрудненным, замедленным шагом
Приближаюсь к заманчивым благам:
К двум деревьям, к скамейке, к пруду.
Сообщает листва, что я скоро уйду,
А она-то, листва,
После смерти воскреснет и будет другим говорить
Приблизительно те же слова.

Дождевая появится тучка
Или более замысловатая штучка,
Скажем, даже комета,
Или тень неопознанного голубого предмета,
Или тень - на земле - воробья,
Я скажу, понимая, что люди меня не услышат:
"Это я, это я".


01.08.1983, Семен Липкин, «Короткая прогулка»


Tags: 1, 1 августа, 1961, 1963, 1983, 20 век, Евгений Евтушенко, Мария Петровых, Семен Липкин, август, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments