Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

29 сентября. Двадцатый век, вторая половина

На сегодня у меня три стихотворения и одна песенка.


Я на пароходе "Фридрих Энгельс",
ну а в голове - такая ересь,
мыслей безбилетных толкотня.
Не пойму я - слышится мне, что ли,
полное смятения и боли:
"Граждане, послушайте меня..."

Палуба сгибается и стонет,
под гармошку палуба чарльстонит,
а на баке, тоненько моля,
пробует пробиться одичало
песенки свербящее начало:
"Граждане, послушайте меня..."

Там сидит солдат на бочкотаре.
Наклонился чубом он к гитаре,
пальцами растерянно мудря.
Он гитару и себя изводит,
а из губ мучительно исходит:
"Граждане, послушайте меня..."

Граждане не хочут его слушать.
Гражданам бы выпить и откушать
и сплясать, а прочее - мура!
Впрочем, нет,- еще поспать им важно.
Что он им заладил неотвязно:
"Граждане, послушайте меня..."?

Кто-то помидор со смаком солит,
кто-то карты сальные мусолит,
кто-то сапогами пол мозолит,
кто-то у гармошки рвет меха.
Но ведь сколько раз в любом кричало
и шептало это же начало:
"Граждане, послушайте меня..."

Кто-то их порой не слушал тоже.
Распирая ребра и корежа,
высказаться суть их не могла.
И теперь, со вбитой внутрь душою,
слышать не хотят они чужое:
"Граждане, послушайте меня..."

Эх, солдат на фоне бочкотары,
я такой же - только без гитары...
Через реки, горы и моря
я бреду и руки простираю
и, уже охрипший, повторяю:
"Граждане, послушайте меня..."

Страшно, если слушать не желают.
Страшно, если слушать начинают.
Вдруг вся песня, в целом-то, мелка,
вдруг в ней все ничтожно будет, кроме
этого мучительного с кровью:
"Граждане, послушайте меня..."?!


29 сентября 1963 года, "Граждане, послушайте меня", Евгений Евтушенко.
В ранних сборниках автор сопровождал стихотворение посвящением Джону Апдайку, но в изданиях нашего века стихотворение стало посвященным проектировщику Братской ГЭС Алексею Марчуку.




Не греет любовь и не светит
Сквозь времени круговорот,
Любовь не живет на планете,
А тачку с планетой везет.

В пути ни конца, ни начала -
Как будто бы замкнутый круг,
Но вроде любовь обещала
Не выпустить тачку из рук.

Ах где вы, помощники, где вы?
Одной трудно ношу нести.
Лишь Вера с Надеждой - две девы
Любви помогают в пути.

И жду я всю ночь до рассвета,
Всю ночь не гашу я огня:
Уж раз ты везешь всю планету,
Возьми заодно и меня.


29 сентября 1973 года, Юрий Визбор.


И этих строк интересная история. Четверостишие Михаила Светлова вдохновило Сергея Никитина, он придумал мелодию и попросил Юрия Визбора досочинить строчки для песни, что тот и сделал. Так сложилась "Песенка о любви", разнообразные варианты звучания которой можно прослушать здесь.

Когда поутру лопнет панцирь
под звон посудной дребедени,
как просыпается сквозь пальцы
песок забытых сновидений,

и только колкие песчинки,
залипнувшие в угол глаза,
напоминают о вещице,
приснившейся, забытой сразу,

и расползающийся разум
пытается собрать осколки
ночного лопнувшего страза
из угловой и мутной скобки.

Но затрещит фанерный шницель,
расширится радиоточка,
и луч сознанья прояснится,
мысль побежит и все затопчет,

и, плюнув походя в колодец,
в ночную чуткую криницу,
займется хмурый день-уродец
делами, тщетными, как шницель;

и только там, скользя нескоро,
пройдут круги, и все растает,
и из прозрачного раствора
опять начнет расти кристаллик.

Потом наступит серый вечер
на пыльный половик у двери,
залижет мелкие увечья,
сочтет ничтожные потери,

и ночь падет и накренится,
пошевелит хвостом устало
и поплывет на дно криницы,
в окно огромного кристалла,

губами чмокать станет сладко
и до утра смотреться в грани,
и растворять в душе остатки
дневной заилившейся дряни,

и избегая просыпаться,
начнет на вымытом скелете
отращивать защитный панцирь,
который лопнет на рассвете

под звон постыдной дребедени
и пустит голое созданье
в грязи мараться целый день и
плевать в колодец подсознанья.

И век бы колесу крутиться,
покуда жизнь не перестала,
но с каждым днем мутней водица
и все уродливей кристаллы,

все чаще, выпучив, как фары,
глаза, выныривает совесть
из гущи сонного кошмара
в кошмар разреженных бессонниц,

и разум, запертый в чулане,
все лупит лбом о люк рассудка,
и с каждым днем сильней желанье
заснуть и спать, и не проснуться.


29 сентября 1986 года, Владимир Строчков, «День-ночь».




* * *
До звезды в осенней пустоте,
До зимы — и там, на высоте,
До лица, забытого в закате,
В золотом, темнеющем окне,
В холодке, понятном не вполне,
В зеркалах, тускнеющих некстати,

До воды, застывшей на виду,
На ветру — и там, как на беду,
Сквозь туман до сумрака густого,
Где гореть свече моей пора,
Где звучать привыкнут вечера
Отголоском имени простого.


29 сентября 1994 года, Владимир Алейников.

Tags: 1963, 1974, 1986, 1994, 20 век, 29, 29 сентября, Владимир Алейников, Владимир Строчков, Евгений Евтушенко, Михаил Светлов, Сергей Никитин, Юрий Визбор, аудио, песни нашего времени, сентябрь, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments