?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
2 октября. Двадцатый век, вторая половина
I am
vazart
здесь шесть стихотворений пяти поэтов и дневниковая запись одного актёра.


                  А. Межирову

О, свадьбы в дни военные!
Обманчивый уют,
слова неоткровенные
о том, что не убьют...
Дорогой зимней, снежною,
сквозь ветер, бьющий зло,
лечу на свадьбу спешную
в соседнее село.
Походочкой расслабленной,
с челочкой на лбу
вхожу,
плясун прославленный,
в гудящую избу.
Наряженный,
взволнованный,
среди друзей,
родных,
сидит мобилизованный
растерянный жених.
Сидит
с невестой - Верою.
А через пару дней
шинель наденет серую,
на фронт поедет в ней.
Землей чужой,
не местною,
с винтовкою пойдет,
под пулею немецкою,
быть может, упадет.
В стакане брага пенная,
но пить ее невмочь.
Быть может, ночь их первая -
последняя их ночь.
Глядит он опечаленно
и - болью всей души
мне через стол отчаянно:
"А ну давай, пляши!"
Забыли все о выпитом,
все смотрят на меня,
и вот иду я с вывертом,
подковками звеня.
То выдам дробь,
то по полу
носки проволоку.
Свищу,
в ладоши хлопаю,
взлетаю к потолку.
Летят по стенкам лозунги,
что Гитлеру капут,
а у невесты
слезыньки
горючие
текут.
Уже я измочаленный,
уже едва дышу...
"Пляши!.."-
кричат отчаянно,
и я опять пляшу...
Ступни как деревянные,
когда вернусь домой,
но с новой свадьбы
пьяные
являются за мной.
Едва отпущен матерью,
на свадьбы вновь гляжу
и вновь у самой скатерти
вприсядочку хожу.
Невесте горько плачется,
стоят в слезах друзья.
Мне страшно.
Мне не пляшется,
но не плясать -
нельзя.


2 октября 1955 года, «Свадьбы», Евгений Евтушенко.




Я люблю, когда шумят березы,
Когда листья падают с берез.
Слушаю - и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез.

Все очнется в памяти невольно,
Отзовется в сердце и в крови.
Станет как-то радостно и больно,
Будто кто-то шепчет о любви.

Только чаще побеждает проза,
Словно дунет ветер хмурых дней.
Ведь шумит такая же береза
На могиле матери моей.

На войне отца убила пуля,
А у нас в деревне у оград
С ветром и с дождем шумел, как улей,
Вот такой же желтый листопад...

Русь моя, люблю твои березы!
С первых лет я с ними жил и рос.
Потому и набегают слезы
На глаза, отвыкшие от слез...


1957, Николай Рубцов,  "Березы", первая публикация  – газета “Трудовая слава”, Всеволожск, Ленинградская обл., от 2 октября 1960 года.



Из дневника Ролана Быкова за 1983 год:

2 октября .Натуральных талантов так же не хватает, как натуральной кожи. Кожзаменитель в деле изучения легкой промышленности еще понятно, и хороший кожзаменитель — искусство. Заменить талант в искусстве все равно, что заменить Бога чертом.

***
             
                  Если вы есть, вы останетесь.
                 Ролан Быков

А вы останетесь собой,
когда придете в мир
                                    с трубой,
чтобы позвать на правый бой,
а вам приказ -
                        играть отбой?
Собой
            не сможет быть
                                          любой,
кто сделает отбой
                                    судьбой.
А вы останетесь собой,
когда трубу с чужой слюной
вам подловато всунут в рот,
чтобы трубить наоборот?
Труба с чужой слюною врёт.
А вы останетесь собой,
когда с разбитою губой
вас отшвырнут,
                        прервав мотив,
в трубу
            затычку
                        вколотив?
А вы останетесь собой
с набитой сахаром трубой,
когда вас,
                  будто на убой,
закормят,
                  льстя наперебой
все те, кто превратить в рабу
хотел бы грозную трубу,
оставив ей
                  лишь "бу-бу-бу!"?
А вы останетесь собой,
когда раздрай и разнобой
в ревнивом стане трубачей
и не поймешь порой -
                                    кто чей,
а кто уже давным-давно
с трубой расплющен заодно...
А вы останетесь собой
и под плитою гробовой,
просовывая
                  сквозь траву,
как золотой кулак,
                                    трубу?
Трубу
            перешибут
                              соплей,
когда сдадитесь
                              и состаритесь.
А вы останетесь собой?
Если вы есть,
                        то вы останетесь.
2 октября 1984 года, «Труба. Ролану Быкову», Евгений Евтушенко.



Не доносил, не клеветал,
Не грабил среди бела дня,
Мечтал, пожалуй, процветал,
Прости меня.

Не предавал, не продавал,
Мне волк лубянский не родня,
Таился, не голосовал,
Прости меня.

Мой друг погиб, задушен брат,
Я жил, колени преклоня,
Я виноват, я виноват,
Прости меня.


2.10.1992. Семен Липкин.



* * *

Призрак прошлого к дому бредёт,
Никуда не торопится,
Подойдёт – никого не найдёт,
Но такое накопится
В тайниках незаметных души,
Что куда ему, дошлому,
Торопиться! – и ты не спеши,
Доверяющий прошлому.

Отзвук прошлого в стёклах застрял
За оконною рамою –
Словно кто-нибудь за руки взял
Что-то близкое самое,
Словно где-нибудь вспыхнуло вдруг
Что-то самое дальнее,
Но открыться ему недосуг, –
Вот и смотришь печальнее.

Лишь озябнешь да смотришь вокруг –
Что за место пустынное?
Что за свет, уходящий на юг,
Приходящий с повинною,
Согревающий вроде бы здесь
Что-то слишком знакомое,
Был утрачен – да всё же не весь,
Точно счастье искомое?

Значит, радость вернётся к тебе,
Впечатления чествуя,
С тем, что выпало, брат, по судьбе,
Неизменно соседствуя,
С тем, что выпадет некогда, с тем,
Что когда-нибудь сбудется, –
И не то чтобы, скажем, Эдем,
Но подобное чудится.


2 октября 1996, Владимир Алейников.



* * *

То ль страданий, то ль счастия ищем
В благодатных, но чуждых краях?
Всё равно на родных пепелищах
Обретаемся в мыслях и снах.

Всё равно к жизни прошлой, далёкой –
Как бы ни́ была нехороша –
Нас влечёт в покаяньи глубоком
Ностальгией на сносях душа.

И глотаем солёные слёзы,
Горьким хлебом чужбины давясь,
Одиноким, случайным берёзам,
Как язычники, страстно молясь.

Мы оставили избы и храмы
И сожгли за собой корабли,
В безысходность обыденной драмы
Трагедийные нотки внесли.


2 октября 1998, Александр Сиденко
, asidenko