I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
25 ноября. Обращения дня-2
I am
vazart
Здесь – стихи-обращения от Валерия Брюсова.

Когда вникаю я, как робкий ученик,
В твои спокойные, обдуманные строки,
Я знаю – ты со мной! Я вижу строгий лик,
Я чутко слушаю великие уроки.

О Лейбниц, о мудрец, создатель вещих книг!
Ты – выше мира был, как древние пророки.
Твой век, дивясь тебе, пророчеств не постиг
И с лестью смешивал безумные упреки.

Но ты не проклинал и, тайны от людей
Скрывая в символах, учил их, как детей.
Ты был их детских снов заботливый хранитель.

А после – буйный век глумился над тобой,
И долго ждал ты час, назначенный судьбой…
И вот теперь встаешь, как Властный, как Учитель!


25 ноября 1897, Валерий Брюсов, «К портрету Лейбница».


Примечание:
Го́тфрид Ви́льгельм Ле́йбниц, (21 июня (1 июля) 1646 — 14 ноября 1716) — саксонский философ, логик, математик, механик, физик, юрист, историк, дипломат, изобретатель и языковед.
Важнейшие научные достижения:
• Лейбниц, независимо от Ньютона , создал математический анализ — дифференциальное и интегральное исчисления ,, основанные на бесконечно малых;
• Лейбниц создал комбинаторику как науку;
• он заложил основы математической логики;
• описал двоичную систему счисления с цифрами 0 и 1;
• в механике ввёл понятие «живой силы» (прообраз современного понятия кинетической энергии) и сформулировал закон сохранения энергии;
• в психологии выдвинул понятие бессознательно «малых перцепций» и развил учение о бессознательной психической жизни.



Вся красота тебе доступна!
Тебе ясна ее звезда:
И в глубине мечты преступной,
И в безднах рабского труда.

Толпа безвестных, безымянных,
Покорно бивших о гранит,
Среди пустынь, как сон пространных,
Воздвигла чудо пирамид.

И ты вступаешь в сонмы черни,
Ее речами говоря,
И славишь труд, – да суеверней
Она приветствует царя.


25 ноября 1899, Валерий Брюсов, «Г.Г. Бахману».


Примечание:
"Романтиком, заброшенным в ХХ век, назвал его Валерий Брюсов. И действительно, как иначе можно назвать человека, который  родился и всю жизнь прожил в России, в совершенстве владел русским языком, общался главным образом с русской интеллигенцией и, тем не менее, писал стихи  только по-немецки? Почему Георг Бахманн сознательно отказался от литературной известности и писал на языке, не доступном  для большинства его соотечественников? «Языком его сердца был немецкий», – так ответил на этот вопрос  московский адвокат и историк литературы Артур Лютер, лично знавший Бахманна..
Бахманн родился в Петербурге в швейцарской семье, которая вскоре переехала в Москву. Здесь он окончил немецкую школу  при евангелическо-лютеранской церкви св.Михаила  и здесь с начала 1870-х гг. вплоть до своей смерти  был учителем немецкого языка.Г.Бахманн не был избалован ни прижизненной, ни посмертной славой.  Первый сборник его стихотворений был издан в Берлине в 1897 году, когда ему было уже 45 лет; второй и последний сборник  увидел свет в Москве  через три года после смерти автора. Нельзя с полной уверенностью утверждать, что Георг Бахманн «презирал славу». Он просто не стремился к ней. Переносясь по вечерам из шумного класса в мир волшебных грез, он неделями, а то и годами любовно и прилежно оттачивал каждое свое стихотворение, не заботясь ни о поддержании  нужных контактов в немецком литературном мире, ни об издании своих произведений. «Работая медленно, довольствуясь как наградой  своим трудом, Бахманн  довел до высшей степени совершенства  свой стих  и до высшей степени отчетливости свою манеру творчества», – писал о нем Валерий Брюсов.
По субботам в маленькой, заполненной книгами квартире Г.Бахманна собиралась московская литературная элита – К.Бальмонт, В.Брюсов, А.Белый, Ю.Балтрушайтис, В.Иванов и другие. Их привлекала не только поэзия, но и личность Г.Бахманна и совершенно особая атмосфера его дома. «Близким друзьям Бахманна открывался не только прекрасный поэт, – открывалась еще прекрасная душа человека , которую трудно было не полюбить и которой нельзя было не восхищаться. У Бахманна была только одна истинная страсть – поэзия; одна любовь – к поэтам. Поражая своим знанием литературы всех народов, всех стран, всех эпох, Бахманн поражал еще более своей способностью видеть красоту во всех ее проявлениях, и не только видеть, но и открывать ее другим. С Бахманном странно было бы говорить о чем-либо другом, как не о стихах, о поэтах, о книгах. Ни перед какой залой, ни с какой эстрады нельзя было с большим удовольствием читать свои стихи, как перед этим внимательным и чутким слушателем, для которого поэзия была действительно священна, для которого прекрасный стих был действительно наслаждением», – вспоминал Брюсов.

Сонет поэта:

Я тот, чья жизнь – горенье и полет,
Кто, разрушая, снова создает,
Кто жизнь и смерть в себе одном несет.
Я – пламень, устремленный в небосвод.

И пусть никто не знает обо мне,
Я все равно поэт – и вознесен,
И от толпы  навечно отделен
Огнем, что скрыт в душевной глубине.

Когда же я покину, наконец,
Юдоль земную, не узнает свет,
Куда ушел неведомый певец.

Он в этой жизни не оставил след,
Один он пел, страдал, любил, творил
И целый мир в душе своей хранил.

              (Перевод Инги Томан)

Из книги: Инга Томан. Немецкие поэты в России. М., 2010"

"Георг Бахман", Инга Томан, 2012

?

Log in

No account? Create an account