Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

12 декабря. Стихи военных дней

1941 и 1942 года.

Меня томит гриппок осенний,
Но в сердце нет былой тоски:
Сплелись в цепочку воскресений
Недуга светлые деньки.

Я рад причудливой бутылке
С микстурой, что уже не впрок,
Свинцовой тяжести в затылке,
Тому, что грудь теснит жарок.

Ведь смерть нас каждый вечер дразнит,
Ей в эту осень повезло!
Не потому ли, точно в праздник,
Вокруг так чисто и светло?

Как бел снежок в далекой чаще!
Как лед синеет у реки!..
Да: впрямь всего бокала слаще
Винца последние глотки!


12 декабря 1941, «Грипп», Дмитрий Кедрин.



В сизых тучках
Солнце золотится —
Точно рдеет
Уголек в золе...
Люди говорят,
Что ворон–птица
Сотни лет
Кочует по земле.

В зимний вечер
В роще подмосковной,
Неподвижен
И как перст один,
На зеленой
Кровельке церковной
Он сидит,
Хохлатый нелюдим.

Есть в его
Насупленном покое
Безразличье
Долгого пути!
В нем таится
Что–то колдовское,
Вечное,
Бессмертное почти!

«Отгадай–ка,—
Молвит он,—
Который
Век на белом свете
Я живу?
Я видал,
Как вел Стефан Баторий

Гордое шляхетство
На Москву.
Города
Лежали бездыханно
На полях
Поруганной земли...
Я видал,
Как орды Чингисхана
Через этот бор
С востока шли.

В этот лес
Французов
Утром хмурым
Завела
Недобрая стезя,
И глядел на них я,
Сыто щуря,
Желтые
Ленивые глаза.

Я потом
Из темной чащи слышал,
Как они бежали второпях,
И свивали полевые мыши
Гнезда
В их безглазых черепах.

Тот же месяц
Плыл над синим бором,
И закат горел,
Как ярый воск.
И у всех у них
Я, старый ворон,
Из костей
Клевал соленый мозг!»

Так и немцы:
Рвутся стаей хищной,
А промчится год —
Глядишь,
Их нет...
Черной птице
Надо много пищи,
Чтоб прожить на свете
Сотни лет.


Декабрь 1941, «Ворон», Дмитрий Кедрин.



Не в том, что ты была горда, -
Начало всех начал,
Не в том, что пела ты, когда
Я злился и молчал.

Да и не в кротости твоей
В какой-то нежный миг:
Другие были понежней -
Я не запомнил их...

И если уж на то пошло,
Несчастным самым днём
Ни разу мне не повезло
В сочувствии твоём.

И если даже был я тих
И молчалив, как сом,
Когда от прихотей твоих
Всё мчалось колесом,

Тебя не трогали ни злость,
Ни жалоба моя,
И дело так тобой велось,
Как будто я - не я...

Одна, стараясь за троих,
Пугая и маня,
Клянусь, ты больше всех других
Помучила меня.

И если я, уставши ныть,
Без времени умру, -
Прошу друзей во всём винить
Твою со мной игру.

Мне было б лучше, может быть,
На это наплевать,
Себя забыть, тебя забыть,
Спокойно есть и спать...

Но дело в том, но дело в том, -
Как это объяснить? -
Что в мире, без тебя - пустом,
Мне нечем было б жить...

И если б я свободен был
От всей возни с тобой,
Меня бы первый фриц убил
В мой самый первый бой.

Но я затем, воюя год,
Не вписан в мёртвый счёт,
Что полон рот с тобой хлопот
И предстоит ещё!

И я, зови иль не зови,
Но будет по сему, -
Опять вернусь к моей любви,
К мученью моему.

Встречая каждую зарю
Как близкой встречи весть,
За то тебя благодарю,
Что ты на свете есть!


Разъезд № 9 под ст. Неболчи, 12 декабря 1942 года, «Открытое письмо», Павел Шубин.
Tags: 12, 12 декабря, 1941, 1942, 20 век, Дмитрий Кедрин, Павел Шубин, декабрь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments