?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
14 декабря. В день памяти Андрея Дмитриевича Сахарова
I am
vazart
Забастовало сердце, словно шахта.
Ещё вчера, от снега всё седей,
Он вышел из Кремля без шапки, шатко,
сквозь призраки бояр, царей, вождей.


За ним следил Малюта в снежной пыли,
и Берия, и тот палач рябой…
Предсмертные слова такими были
к жене и миру: Завтра будет бой…

В истории мятежник самый мирный,
он, умерев, не снял с себя креста,
но в нравственности нашей и всемирной
Пугающе зияет пустота.

Смерть. Нет страшнее этой забастовки.
Но предстоящей смерти вопреки
он, сгорбленный, с лицом белей листовки
над гулом Съезда вскинул кулаки.
Не мстительность, не личная обида,
а разум вёл его спасти страну
от самодурства, самогеноцида.
что перешли давно в самовойну.

Он понимал в предчувствии ухода
с насмешками, застрявшими в ушах:
непросвещенная полусвобода –
В свободе просвещённой только шаг.

О,Родина, - чтоб не обледениться,
будь наконец-то к гениям теплей.
Мы слишком слиплись с низким и нечистым
и, сложности решая грубо, в лоб.
ещё поплачем по идеалистам,
которых мы вгоняем сами в гроб.

Сумеем ли, избегнув безучастья,
ни совестью, ни духом не упасть
и заслужить свободу полновластья,
где власть - у всех и только совесть – власть?!
Сплотимся на смертельном перевале!
Лишь бы сердца под тяжестью любой
не уставали, не забастовали…
Пока есть завтра, завтра будет бой.


1989, Евгений Евтушенко, "Памяти Андрея Дмитриевича Сахарова".


Когда начинается речь, что пропала духовность,
что людям отныне дорога сквозь темень лежит,
в глазах удивленных и в душах святая готовность
пойти и погибнуть, как новое пламя, дрожит.

И это не есть обольщение или ошибка,
а это действительно гордое пламя костра,
и в пламени праведном этом надежды улыбка
на бледных губах проступает, и совесть остра.

Полночные их силуэты пугают загадкой.
С фортуны не спросишь — она свои тайны хранит,
и рано еще упиваться победою сладкой,
еще до рассвета далече... И сердце щемит.


1990, Булат Оуджава, «Памяти А.Д. Сахарова».



  • 1
Помню, когда эти стихи Евтушенко были впервые напечатаны в "Огоньке"...

а еще они были и в "Пионерской правде"

У-у-у!
Но тогда я ее уже не читал.

))))
я тоже, но факт такой есть )

И умер - в день протеста декабристов.

Я помню день прощания. Шел к гробу в огромной очереди народа. Была жуткая погода. Рядом шла пара чуть ли не школьников. Мальчишка, захлёбываясь насморком, всё что-то придумывал и рассказывал с увлечением подруге, и вдруг выдал палиндром: меди гром в мог идем

ЗНАЧИТ, ТЫ ЛИЧНО ПОЧТИЛ...

  • 1