?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
25 декабря. У-2
I am
vazart
стихотворение-юбиляр.

Повыше леса чуточку
Во весь курносый нос
Смешно чихает «Уточка» -
Фанерный бомбовоз.

От этого чихания
Небесного авто
Спирается дыхание
И снится чёрт-те что!

И комната семейная,
И где-то за стеной
Стучит машинка швейная -
Работает портной...

И ты сидишь под лампою...
Завидуя теплу,
Мороз пушистой лапою
Проводит по стеклу...

Сейчас ворвусь я с холоду,
Прижму холодный нос
К щекам, к затылку, к золоту
Родных твоих волос:

- Я только на минуточку...
Не важно, я в пальто... -
Гремит над лесом «Уточка»
Небесное авто.

Меня трясут за валенки:
- Сгоришь!.. Уснул, чудак,
И чмокает, как маленький,
Губами натощак...

Каляной рукавицею
Протёр глаза, встаю.
Дорога на позицию,
Шалашик на краю.

Шофёры курят - греются,
Вокруг костра - темно,
Не скоро развиднеется,
Хоть за полночь давно.

Однако в путь пора уже,
Германец у дверей;
По суткам давит на уши
Работа батарей.

И так же круглосуточно
Сквозь ветер и мороз
Снуёт, чихая, «Уточка» -
Домашний бомбовоз.

Судьба её - примерная,
Я сон ругаю свой:
- Учти, она - фанерная,
А ты, дурак, живой!

Война, она - не шуточка,
На отдых сроку нет...
...Гремит в потёмках «Уточка»
Воздушный драндулет.


25 декабря 1942 г., Павел Шубин.


  • 1
поэт о поэтах

Фотография. 1957

Группа советских поэтов: Смирнов,
Инбер, Твардовский, Прокофьев, Мартынов,
Слуцкий — я всех перечислить готов,
В группу попавших, седьмой, самый чинный,
Важно стоит Заболоцкий, ему
После всего, что с ним было, Равенна
Кажется, может быть, сном: одному
Из семерых ему ад по колено.

Дантовский, четко расчерченный ад,
Строго расчисленный, с дымом и пеплом.
Пышный, парадный венок жестковат
На фотографии, накрепко слеплен,
Я присмотрелся: да сколько ж кустов
Лавра пошло на него или роща?
Инбер, Прокофьев, Мартынов… Смирнов
Пишет всех лучше, а главное, проще.

Льется на группу полуденный свет.
Слава, и честь, и завидное благо.
А Пастернака с Ахматовой нет,
Не нашумел еще “Доктор Живаго”,
Гром впереди и великий разнос,
Выступят Инбер, Смирнов и Мартынов,
Слуцкий-бедняга, под общий психоз
Сдуру попавший, со скорбною миной.

Вот он — в избранников тесной толпе.
Может быть, если б не эта поездка,
Не возомнил бы он так о себе,
Мненье не высказал сжато и веско.
Лет через десять, надломлен и хмур,
Скажет он мне в коктебельской столовой:
“Не осуждайте меня чересчур.
Я виноват”. Испугаюсь: “Ну что вы!”
(А. Кушнер)
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2005/1/ku1.html

Спасибо, Евгения!

  • 1