Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

20 февраля. Житие Александра Роскова

... Житие у реки в захолустном глухом городке,
где на том берегу тарахтит и визжит пилорама,
где при свете луны отражаются звезды в реке,
а при солнечном свете старинные белые храмы,
где на площади главной растут лопухи и трава,
где в тени колокольни вино мужики распивают,
где пешком на обед каждый день городской голова
по мосточкам идёт, головою прохожим кивая.
Дома ждут голову щи горячие в русской печи,
телевизор "Рекорд", а другого ему и не надо...


Житие у реки, где пастух под окошком кричит,
собирая коров поутру от подойников - в стадо.
Житие в городке, где все знают друг друга в лицо,
где любая кума непременно нуждается в куме,
где крапивой густой затенило забор и крыльцо
вросшей в землю избы, где хозяин единственный умер.
Где в одном помещении с ЗАГСом находится суд,
где весной голубой, год за годом, еще раз и снова
во дворах перед Пасхой перины хозяйки трясут
и гоняют мальчишек к реке за водой родниковой.
Где вороны истошно орут в ожиданьи дождя,
где мужик на завалинке смачно дымит папироской,
где стоящая в сквере еловом фигура вождя
отливает не бронзой, а старой сереет известкой.
Житие в городке, где подать до погоста рукой
и любой старичок добрести сюда в Троицу в силах,
где за каждой оградкой - уют, тишина и покой,
где покойников чтят и сажают цветы на могилах.
Где, гостей провожая, старушка в цветастом платке
крестит их со спины и рукой вслед автобусу машет.
Житие у реки в захолустном глухом городке
есть как раз - ЖИТИЕ, а не жизнь сумасшедшая наша...


20 февраля 2002 года, Александр Росков, Roscov

...Не в 6.30 проснуться, а где-нибудь в ...надцать часов
пополудни, зимой, ощущая зиму эту кожей,
зная: двери твои на надёжный закрыты засов,
телефон отключён, телевизор и радио - тоже.
Встать, босою ногой ощутить бархатистость ковра,
посмотреть благодарно на женщину, спящую рядом,
взять стихи со стола, что написаны были вчера,
пробежаться по ним полусонным (пока еще) взглядом
и остаться довольным, и в ванну пойти босиком,
встать под душ, как под дождь, и задуматься, стоя под душем
о прошедших годах, и о днях, что летят косяком,
одни судьбы храня, а другие калеча и руша.
Что два раза не встать под один в ванной комнате душ,
что вода под ногой не в трубу утекает, а в Лету,
что от смерти косой (не равно - от морозов и стуж)
равно как и от бед, в этом мире укрытия нету.
Что любя этот мир, в проявлении всяком - любя,
понимаешь умом: вот наступят печальные сроки -
ты покинешь его. И останется в нем от тебя
только ворох стихов... только строфы...
отдельные строки...


20 февраля 2002 года, «Воскресная элегия», Александр Росков,
Roscov
              

                                  А.П.Межирову


...Четыре письма с другой стороны Земли
из неведомых мне Соединенных Штатов
через океан переплыли, приехали и пришли,
сохранив на конвертах марочные заплаты.
Их прислал в мой адрес старый больной поэт
два - из города Портленд, ещё два - из Нью-Йорка.
Он доживать уехал в Штаты остаток лет,
за что Станислав Куняев устроил поэту порку
в одном столичном журнале... Полноте, гордый Стас,
чья бы корова... Да. А вы - вы лучше молчите,
Межиров в своё время много сделал для вас
и вы его называли мудрым словом -"учитель",
так же, как Евтушенко... Вслед старику плевать
только за то, что в нём - капли еврейской крови...
В Портленде у него та же, что здесь, кровать,
то есть - постель больная, и жалобы на здоровье.
Он в шинели солдатской прошел через всю войну,
очень переживал, когда распалась держава,
которую защищал... И выбирать страну,
где в сыру землю лечь, имеет такое право.
Александр Петрович, крестный родитель наш -
двенадцати человек - студентов Литинститута!
Маленьким знаком "плюс" в руке его карандаш
жизни перевернул всех двенадцати круто.
Кем теперь были б мы? - "Если бы да кабы..."
Разве, глядя на мир, можно не удивляться? -
межировской рукой водила рука судьбы,
когда он нас выбирал из тысячи - двенадцать.
Славное было время! Славный был семинар
лучший - из всех других на нашем веселом курсе.
Как мы внимали мэтру (тоже ведь - Божий дар!)
так не внимали и семинаристы в бурсе.
Он с высоты войны, прожитых долгих лет
и написанных книг был с нами равным все же,
и 66-й вильямовский сонет
в те еще времена чтил всех других дороже.
Он - сибарит, игрок в карты и на сукне,
по которому шар катится в "Метрополе",
ныне живет в другой, чуждой ему стране.
Впрочем, уехал сам, впрочем - по доброй воле.
Вот - четыре письма... Болен поэт и стар.
Что ему - той земли фетиши и красоты?
Снится ему Москва. Снится Тверской бульвар.
Снятся война, бои, Синявинские болота...


20 февраля 2002 года, Александр Росков,
Roscov
Tags: 20, 20 февраля, 2002, 21 век, Александр Росков, стихи, стихи нашего времени, февраль
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments