?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
21 февраля. В день памяти Бориса Корнилова (1907 - 1938)
I am
vazart
Без тоски, без грусти, без оглядки,
Сокращая житиё на треть,
Я хотел бы на шестом десятке
От разрыва сердца умереть.


День бы синей изморозью капал,
Небо бы тускнело вдалеке,
Я бы, задыхаясь, падал на пол,
Кровь ещё бежала бы в руке.

Песни похоронные противны.
Саван из легчайшей кисеи.
Медные бы положили гривны
На глаза заплывшие мои.

И уснул я без галлюцинаций,
Белый и холодный, как клинок.
От общественных организаций
Поступает за венком венок.

Их положат вперемешку, вместе —
К телу собирается народ,
Жалко — большинство венков из жести, —
Дескать, ладно, прах не разберёт.

Я с таким бы предложеньем вылез
Заживо, покуда не угас,
Чтобы на живые разорились —
Умирают в жизни только раз.

Ну, да ладно. И на том спасибо.
Это так, для пущей красоты.
Вы правы́, пожалуй, больше, ибо
Мёртвому и мёртвые цветы.

Грянет музыка. И в этом разе,
Чтобы каждый скорбь воспринимал,
Все склоняются. Однообразен
Похоронный церемониал.

* * *

Впрочем, скучно говорить о смерти,
Попрошу вас не склонять главу,
Вы стихотворению не верьте, —
Я ещё, товарищи, живу.

Лучше мы о том сейчас напишем,
Как по полированным снегам
Мы летим на лыжах, песней дышим
И работаем на страх врагам.


<1933>, Борис Корнилов.



БОРИСУ КОРНИЛОВУ

            …И всё не так, и ты теперь иная.
             поёшь другое, плачешь о другом…



1
О да, я иная, совсем уж иная!
Как быстро кончается жизнь…
Я так постарела, что ты не узна́ешь,
а может, узнаешь? Скажи!
Не стану прощенья просить я, ни клятвы
напрасной не стану давать.
Но если — я верю — вернёшься обратно,
но если сумеешь узнать, —
давай о взаимных обидах забудем,
побродим, как раньше, вдвоём, —
и плакать, и плакать, и плакать мы будем,
мы знаем с тобою — о чём.
1939

2

Перебирая в памяти былое,
я вспомню песни первые свои:
«Звезда горит над розовой Невою,
заставские бормочут соловьи…»

…Но годы шли всё горестней и слаще,
земля необозримая кругом.
Теперь — ты прав,
мой первый и пропащий, —
пою другое,
плачу о другом…
А юные девчонки и мальчишки
они — о том же: сумерки, Нева…
И та же нега в этих песнях дышит,
и молодость по-прежнему права.


<1940> Ольга Берггольц.

________________________________________


ПИСЬМО В РАЙОННЫЙ ГОРОД

                    Пишет Вам неизвестная личность,
                    не знавшая Вас во времена жизни
                    моего сына Бори Корнилова, который,
                    как мне известно, был близким Вам другом.

                       
Где-то там, среди холмов дубравных,
В тех краях, где соловьёв не счесть,
В городе Семёнове неславном
Улица Учительская есть.

Там-то вот, как ей и подобает,
С пенсией, как мать и как жена,
Век своей одиноко коротает
Бедная старушечка одна.

Вечером, небрежно и устало,
Я открыл оттуда письмецо,
И опять, как в детстве, запылало
Бледное недоброе лицо.

Кровь моя опять заговорила,
Будто старый узник под замком.
Был ты мне, товарищ мой Корнилов,
Чуть ли не единственным дружком.

Мир шагал навстречу двум поэтам,
Распрекрасный с маковки до пят.
Впрочем, я писал уже об этом,
Пусть меня читатели простят.

Получил письмо я от старушки
И теперь не знаю, как мне быть:
Может быть, пальнуть из главной пушки
Или заседанье отменить?

Не могу проникнуть в эту тайну,
Не владею почерком своим.
Как мне объяснить ей, что случайно
Мы местами поменялись с ним?

Поменялись как, не знаем сами,
Виноватить в этом нас нельзя —
Так же, как нательными крестами
Пьяные меняются друзья.

Он бы стал сейчас лауреатом,
Я б лежал в могилке без наград.
Я-то перед ним не виноватый,
Он-то предо мной не виноват.


<196?>, Ярослав Смеляков.

  • 1
Спасибо! Прекрасный поэт!

пожалуйста, рад вашему отклику

Читать - тяжело на сердце - от горя, обиды, тоски.

спасибо за отклик неравнодушной души

  • 1