Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Канун Купала

        (Фантазия)

Лес не дремал... Цветы не спали,
Живой росой окроплены;
Шурша листвой на ветровале,
Играл зефир с лучом луны.


Не спали птицы в теплых гнездах,
И по опушке, вдоль межи,
Ползли, вдыхая влажный воздух,
Желтоголовые ужи.

Под сенью пихт и сосен хмурых,
Как тень проворны и легки,
Ловя жучков, на ржаво-бурых
Стволах сновали пауки.

И там, среди ложбин, в которых
Ручьи бессонные гремят,
В тени на пестрых мухоморах
Впивал тарантул жгучий яд.

И оглашали томным криком
Лесов загадочную ширь
В своем злорадстве алчно-диком
Сова и мрачный нетопырь.

Давно заря зарю сменила,
А в темном лесе, как шакал,
Всё кто-то выл, стеня уныло,
Всё кто-то воздух оглашал.

Уж поздно. Над безмолвной кроной
Душистой ночи сумрак лег;
Кой-где в кудрях травы зеленой
Блестит Иванов червячок.

И над рекою, осиянны
Печально-кроткою луной,
Гуляют стройные туманы,
Как привидений легких рой.

Скользит луна лучом отвесным
По глади сонных теплых вод...
И вот - плывет в созвучья тесном
Русалок звонкий хоровод.

И то - на берег вдруг прилегши,
Они сверкнут звездами глаз,
То - в тьму ветвей проворней векши
Взлетят и скроются зараз.

И долго их напев унылый
Звучит чудесно-ярким сном...
То замолчит, то с новой силой
Рокочет в сумраке ночном.

И вновь смолкает... тише... тише...
Волна баюкает волну...
И лишь полет летучей мыши
Порой пронижет тишину.

А в дебрях, по дорожке пешей,
Ступая глухо, не стуча,
Идет-бредет косматый леший,
Как филин, звонко хохоча.

Дохнет на папортник, и - чудо! -
Разрезнокудрые листы
Усеют пылью изумруда
Яркоогнистые цветы.

Идет и свищет... Эхо плачет...
Дрожит земля в бреду глухом...
И слышно: ведьма мчится-скачет
В железной ступе с помелом.

А леший, клад свой в полночь вырыв,
Русалкам кажет, что в нем есть:
Там самоцветов и сапфиров
Им в целый век не перечесть.

И вновь лесник седобородый
Их гонит гиканьем к реке...
И вновь, молясь с ночной природой
На непонятном языке,

Он кличет фей русоволосых
Из недр мечтательно-глухих;
И, к их ногам сложив свой посох,
Садится сказки слушать их.


<1892> Иван Лялечкин, "Канун Купала".


Александр Куприн о Ляличкине:

"Когда видишь на обложке новое имя, то всегда приходит в голову - имеет ли оно будущее, или это фамилия без будущего. Впервые я задумался над этим несколько лет назад, когда мне попались стихи поэта Лялечкина. Стихи были неплохи, хотя и незрелые, и видно было, что писал их начинающий молодой автор. "Ну, хорошо, - сказал я себе, - сейчас он молод, и "Лялечкин" звучит наивно и даже мило. А что же будет, когда он доживет до седых волос? Он все еще будет Лялечкиным, и это будет смешно не вязаться с его поэзией, когда она станет зрелой и серьезной. Нет, это фамилия без будущего, зрелого писателя из него не выйдет". И странно, после этого небольшого сборника фамилия Лялечкина мне больше не попадалась. Кажется, он умер молодым". ( Из книги М.К. Куприной-Иорданской "Годы Молодости")
Tags: 1892, 19 век, 6, 6 июля, Александр Куприн, Иван Лялечкин, Мария Куприна-Иорданская, дневники, июль, ночь на Ивана Купала, праздники этого дня, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments