Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

125 лет со дня рождения Евгения Кропивницкого (1893 - 1979)

* * *
У сломанного мотоцикла
Толпа мальчишек и мужчин
Следит за надуваньем шин.
Толпа растет. Она возникла
Из обожателей машин.


1938



* * *
Вот пристань. И ходко
Идут пароходы;
Моторная лодка
Разрезала воды.

В палатке красотка
И надпись «крем-сода».
И пиво, и водка
И много народа.


1938


ДЕТСТВО

На палке пугало торчит,
Пугая воробьев.
Малинник спит и сторож спит —
Геннадий Воробьев.
Рогожа старая — шалаш —
В нем сторож Воробьев.
Как хорошо: малинник наш —
И наш, и воробьев.


1940


* * *
Мне очень нравится, когда
Тепло и сыро. И когда
Лист прело пахнет. И когда
Даль в сизой дымке. И когда
Так грустно, тихо. И когда
Все словно медлит. И когда
Везде туман, везде вода.


1940

ДУРА НА КАЧЕЛЯХ

На качелях качается дура:
То глядит изподлобия хмуро,
То беспечно и вольно хохочет,
Будто на небо выпрыгнуть хочет.
А веревка вздымается мерно,
Но трещит. — Получается скверно.
Увидавши веселую дуру
Закудахтали радостно куры:
Задом дрыгнула в небо кобыла
И пустилась бежать, что есть силы.
Шедшей мимо мужик рассмеялся,
Что подол, развиваясь, задрался.
А на дуре надетый платочек
Весь алеет от розовых точек.
А у дуры такая улыбка
Словно все и случайно, и зыбко...
Так качается глупая дура
И смеется, и хмурится хмуро.
И хохочет, хохочет, хохочет
Будто на небо выпрыгнуть хочет.


1950

СЕКТАНТСКАЯ

Зацвела намедни липа,
Сладок липы дух.
Что б мы, грешные, могли бы
Жить без прорух.
Там проруха, тут проруха,
Господи, подай!
Отступились мы от духа,
Грешны через край.
Ох, грехи-то, ох, грехи-то
Сердце оплели!
Зелены в болотах мхи-то,
Господи, внемли!
Всюду пасквили да ссооры,
Силен ярый враг!
Нам бы в дебри, нам бы в норы,
В довременный мрак!
Волчьи вой, лисьи лай —
Вот оно нутро!
Да окрест звенят трамваи
Сверестит метро.
Гнусно: крашенные губы,
Как горба плеча;
Золотые блещут зубы
Лезвием меча.
Откромсали девы косы
Гривой под косяк;
Матерятся; папиросы
Даже курит всяк.
А податливы на ласки! —
Юбки до колен.
Под фокстрота свистопляски
К бесу лезут в плен.
Ах ты, господи — Исусе! —
Даве, наш Христос, —
На собранье в троллейбусе
Проповедь привез.
Говорил он нам: покайтесь,
Грешные рабы!
Не грешите да не лайтесь
Я бы вас...кабы...
Что б мы грешные могли бы
Жить бы без прорух!
Зацвела намедни липа,
Сладок липы дух.
Ах ты, господи — Исусе, —
Наш Христос — ей-ей —
Сам уехал в троллейбусе
К дамочке своей!


Июнь 1950


Пропажа Бальмонта

Пропал Бальмонт — любимый мой поэт.
А он лежал, я знаю, на рояле.
Увы, увы, Бальмонта книжки нет...
Ужели черти оную украли?

Кто взял ее, кто книжку утаил? —
Я совершенно этого не знаю.
Бальмонт всегда мне был особо мил,
Он нужен мне, его я вспоминаю.

Пропал Бальмонт! О, солнечный поэт!
Я без него осиротел в печали.
Увы, увы — Бальмонта книжки нет.
А ведь она лежала на рояле.


1977


* * *

Кекс противный, кекс невкусный
В магазине я купил.
Испекают же такое
Да еще и продают!

Наплевать! Займусь стихами.
Полюбился мне хорей.
Он давно мне полюбился —
Первый стих мой был хорей.

Все поэты им писали
Пятистопный же хорей
Написал я, сочиняя
Первые свои стихи.

Но люблю четырехстопный
Так же очень я хорей —
Он звучит оптимистично
И прозрачно и легко.


1977
Tags: 1938, 1940, 1950, 1977, 20 век, 25, 25 июля, Евгений Кропивницкий, июль, стихи, юбилей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments