?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Flag Next Entry
125 лет со дня рождения Евгения Кропивницкого (1893 - 1979)
I am
vazart
* * *
У сломанного мотоцикла
Толпа мальчишек и мужчин
Следит за надуваньем шин.
Толпа растет. Она возникла
Из обожателей машин.


1938



* * *
Вот пристань. И ходко
Идут пароходы;
Моторная лодка
Разрезала воды.

В палатке красотка
И надпись «крем-сода».
И пиво, и водка
И много народа.


1938


ДЕТСТВО

На палке пугало торчит,
Пугая воробьев.
Малинник спит и сторож спит —
Геннадий Воробьев.
Рогожа старая — шалаш —
В нем сторож Воробьев.
Как хорошо: малинник наш —
И наш, и воробьев.


1940


* * *
Мне очень нравится, когда
Тепло и сыро. И когда
Лист прело пахнет. И когда
Даль в сизой дымке. И когда
Так грустно, тихо. И когда
Все словно медлит. И когда
Везде туман, везде вода.


1940

ДУРА НА КАЧЕЛЯХ

На качелях качается дура:
То глядит изподлобия хмуро,
То беспечно и вольно хохочет,
Будто на небо выпрыгнуть хочет.
А веревка вздымается мерно,
Но трещит. — Получается скверно.
Увидавши веселую дуру
Закудахтали радостно куры:
Задом дрыгнула в небо кобыла
И пустилась бежать, что есть силы.
Шедшей мимо мужик рассмеялся,
Что подол, развиваясь, задрался.
А на дуре надетый платочек
Весь алеет от розовых точек.
А у дуры такая улыбка
Словно все и случайно, и зыбко...
Так качается глупая дура
И смеется, и хмурится хмуро.
И хохочет, хохочет, хохочет
Будто на небо выпрыгнуть хочет.


1950

СЕКТАНТСКАЯ

Зацвела намедни липа,
Сладок липы дух.
Что б мы, грешные, могли бы
Жить без прорух.
Там проруха, тут проруха,
Господи, подай!
Отступились мы от духа,
Грешны через край.
Ох, грехи-то, ох, грехи-то
Сердце оплели!
Зелены в болотах мхи-то,
Господи, внемли!
Всюду пасквили да ссооры,
Силен ярый враг!
Нам бы в дебри, нам бы в норы,
В довременный мрак!
Волчьи вой, лисьи лай —
Вот оно нутро!
Да окрест звенят трамваи
Сверестит метро.
Гнусно: крашенные губы,
Как горба плеча;
Золотые блещут зубы
Лезвием меча.
Откромсали девы косы
Гривой под косяк;
Матерятся; папиросы
Даже курит всяк.
А податливы на ласки! —
Юбки до колен.
Под фокстрота свистопляски
К бесу лезут в плен.
Ах ты, господи — Исусе! —
Даве, наш Христос, —
На собранье в троллейбусе
Проповедь привез.
Говорил он нам: покайтесь,
Грешные рабы!
Не грешите да не лайтесь
Я бы вас...кабы...
Что б мы грешные могли бы
Жить бы без прорух!
Зацвела намедни липа,
Сладок липы дух.
Ах ты, господи — Исусе, —
Наш Христос — ей-ей —
Сам уехал в троллейбусе
К дамочке своей!


Июнь 1950


Пропажа Бальмонта

Пропал Бальмонт — любимый мой поэт.
А он лежал, я знаю, на рояле.
Увы, увы, Бальмонта книжки нет...
Ужели черти оную украли?

Кто взял ее, кто книжку утаил? —
Я совершенно этого не знаю.
Бальмонт всегда мне был особо мил,
Он нужен мне, его я вспоминаю.

Пропал Бальмонт! О, солнечный поэт!
Я без него осиротел в печали.
Увы, увы — Бальмонта книжки нет.
А ведь она лежала на рояле.


1977


* * *

Кекс противный, кекс невкусный
В магазине я купил.
Испекают же такое
Да еще и продают!

Наплевать! Займусь стихами.
Полюбился мне хорей.
Он давно мне полюбился —
Первый стих мой был хорей.

Все поэты им писали
Пятистопный же хорей
Написал я, сочиняя
Первые свои стихи.

Но люблю четырехстопный
Так же очень я хорей —
Он звучит оптимистично
И прозрачно и легко.


1977