Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

31 июля. Строки с полей сражений

Первое из них - юбиляр.

Опять с вековою тоскою
Пригнулись к земле ковыли.
Опять за туманной рекою
Ты кличешь меня издали…

Умчались, пропали без вести
Степных кобылиц табуны,
Развязаны дикие страсти
Под игом ущербной луны.

И я с вековою тоскою,
Как волк под ущербной луной,
Не знаю, что делать с собою,
Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи
И трубные крики татар,
Я вижу над Русью далече
Широкий и тихий пожар.

Объятый тоскою могучей,
Я рыщу на белом коне…
Встречаются вольные тучи
Во мглистой ночной вышине.

Вздымаются светлые мысли
В растерзанном сердце моём,
И падают светлые мысли,
Сожжённые тёмным огнём…

«Явись, мое дивное диво!
Быть светлым меня научи!»
Вздымается конская грива…
За ветром взывают мечи…


31 июля 1908, Александр Блок, четвертое из цикла «На поле Куликовом».



Мы живем на звезде. На зеленой.
Мы живем на зеленой звезде,
Где спокойные пальмы и клены
К затененной клонятся воде.

Мы живем на звезде. На лазурной.
Мы живем на лазурной звезде,
Где Гольфштром извивается бурный,
Зарождаясь в прозрачной воде.

Но кому-то захочется славой
Прогреметь навсегда и везде, –
И живем на звезде, на кровавой,
И живем на кровавой звезде.


31 июля 1942, Фрунзе. Георгий Шенгели.




МАТЬ

          «...Еще мы видели, что даже невозможно передать словами: среди этих шагающих смертников шла мать с               грудным восьмимесячным ребенком...» (П.Сойнов. Действующая армия, полевая почта № 802).

В такой обыкновенный день —
Июльский голубой —
Вели толпу из деревень
Фашисты на убой.

Безмолвен был последний путь.
Но вот в одном ряду
Отстала женщина — и грудь
Достала на ходу.

Не отрывая скорбных глаз
От сына своего,
Кормила мать последний раз
Родное существо.

В толпе, — как ветер прошуршал, —
Пронесся тихий плач,
И что-то хрипло прокричал
По-своему палач.

И зашагал народ быстрей
По смертному пути…

За кровь детей и матерей
Убийцам отомсти!


Самуил Маршак, 31 июля 1942 года в газете "Правда".

Примечание: в поздних изданиях последняя строфа была изменена:

И зашагал быстрей народ
По смертному пути.
Синел июньский небосвод,
Лен начинал цвести...


- соответственно во второй строчке вместо "июльский" стало "июньский".




ЗИМОЙ И ЛЕТОМ ОДНИМ ЦВЕТОМ

Маленький фельетон

«Русским,— врал фашистский пес,
Под Москвою битый,—
Помогает Дед Мороз,
Генерал сердитый!

Дни зимы — не наш сезон:
Подождем до лета...»
Что же нынче сбрешет он
И его газета?

В стужу битые в былом,
Воры и бандиты,—
В зной июльский под Орлом
Нынче снова биты.

И под градом русских пуль
Салом пятки мажут!
«Слишком жарок был июль!» —
Вновь фашисты скажут.

Верно — правду как ни прячь,
Правда выйдет скоро:
Этот месяц был «горяч»
Для фашистской своры!..

В силу логики прямой
Падает их марка:
Слишком зябко им зимой,
Летом — слишком жарко!


1943, действующая армия, Дмитрий Кедрин.


Tags: 1908, 1942, 1943, 20 век, 31, 31 июля, Александр Блок, Георгий Шенгели, Дмитрий Кедрин, Самуил Маршак, июль, классика, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments