Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

В день памяти Роберта Рождественского

стихи из книги "Последние стихи Роберта Рождественского" (1994).

ЮНОША НА ПЛОЩАДИ

Он стоит перед Кремлём.
А потом,
вздохнув глубоко,
шепчет он Отцу и Богу:
"Прикажи...
И мы умрём!.."
Бдительный,
полуголодный,
молодой,
знакомый мне, -
он живёт в стране свободной,
самой радостной стране!
Любит детство вспоминать.
Каждый день ему -
награда.
Знает то, что надо знать.
Ровно столько,
сколько надо.

С ходу он вступает в спор,
как-то сразу сатанея.
Даже
собственным сомненьям
он готов давать отпор.
Жить он хочет не напрасно,
он поклялся
жить в борьбе.
Всё ему предельно ясно.
в этом мире
и в себе.
Проклял он
врагов народа.
Верит, что вокруг друзья.
Счастлив!..

... А ведь это я -
пятьдесят второго года.


***
Я верующим был.
Почти с рожденья
я верил с удивлённым наслажденьем
в счастливый свет
домов многооконных...
Весь город был в портретах,
как в иконах.
И крёстные ходы -
порайонно -
несли
свои хоругви и знамёна...

А я писал от радости шалея,
о том, как мудро смотрят с Мавзолея
на нас вожди "особого закала".
(Я мало знал.
И это помогало.)

Я усомниться в вере
не пытался.

Стихи прошли.
А стыд за них
остался.


  
       * * *
       Может быть, все-таки
                            мне повезло,
       если я видел время
                            запутанное,
       время запуганное,
       время беспутное,
       которое то мчалось,
       то шло.
       А люди шагали за ним
                            по пятам.
       Поэтому я его хаять
                            не буду...
    
       Все мы —
       гарнир к основному
                            блюду,
       которое жарится где-то
       Там.


***

                          Иосифу Кобзону
                           
То нахлынет боль, то отпустит боль, -
отчего болит,
сам не знаю я...
Песни главные
есть в судьбе любой:
колыбельная
и поминальная...
Колыбельную
я забыть успел,
только помню то, что она была!
Пела мама мне,
словно ангел пел,
и хотелось жить от её тепла...
Снова быть зиме, а потом весне,
и восходит вновь солнце рыжее...
Поминальная,
не спеши ко мне!
Всё равно тебя
не услышу я...

То нахлынет боль, то отпустит боль, -
отчего болит,
сам не знаю я...
Песни главные есть в судьбе любой.

Не спеши ко мне, поминальная!



    ***

Волга-река. И совсем по-домашнему: Истра-река.
Только что было поле с ромашками...
Быстро-то как!..

Радуют не журавли в небесах, а синицы в руках...
Быстро-то как!
Да за что ж это, Господи?!
Быстро-то как...

Только что, вроде, с судьбой расплатился,-
снова в долгах!
Вечер
в озябшую ночь превратился.
Быстро-то как...

Я озираюсь. Кого-то упрашиваю,
как на торгах...
Молча подходит Это.
Нестрашное...
Быстро-то как...

Может быть, может быть, что-то успею я
в самых последних строках!..
Быстро-то как!
Быстро-то как...
Быстро...

       * * *
       Ах, как мы привыкли шагать от несчастья
                                          к несчастью...
       Мои бесконечно родные, прощайте!
       Родные мои, дорогие мои, золотые,
       останьтесь, прошу вас,
       побудьте опять молодыми!
       Не каньте беззвучно
       в бездонной российской общаге.
       Живите. Прощайте...
    
       Тот край, где я нехотя
                                                        скроюсь,
                                          отсюда невиден.
       Простите меня,
                            если я хоть кого-то обидел!
       Целую глаза ваши.
       Тихо молю о пощаде.
       Мои дорогие.
       Мои золотые.
       Прощайте!..
    
       Постичь я пытался
              безумных событий причинность.
       В душе угадал...
    
       Да не все на бумаге
                                          случилось.
    
       * * *
       Тихо летят паутинные
                                          нити.
       Солнце горит на оконном
                                          стекле...
       Что-то я делал не так?
       Извините:
       жил я впервые
                            на этой Земле.
       Я ее только теперь
                            ощущаю.
       К ней припадаю.
       И ею клянусь.
       И по-другому прожить
                            обещаю,
       если вернусь...
    
       Но ведь я
       не вернусь.
Tags: 19, 19 августа, 1994, 20 век, Роберт Рождественский, август, день памяти, стихи, стихи нашего времени
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 26 октября. Рассказы Бунина

    В Париже Когда он был в шляпе, - шел по улице или стоял в вагоне метро, - и не видно было, что его коротко стриженные красноватые волосы…

  • 26 октября. Пара стихов

    нашего века. Мария Махова, Дмитрий Ревский. Мой дружок закадычный живёт в избе, десять лет уже, но не суть… Я ему говорю – ну и…

  • 26 октября. Игорь Северянин

    Что принесет с собой весна Обворожительного севера? О, если б ты — «Судьба ясна: В разлуке я себя проверила…» О,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments