Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

23 августа. Булат Окуджава

Три стихотворения, опубликованных 23 августа в "Литературной газете".


ОСЕНЬ в КАХЕТИИ

Вдруг возник осенний ветер,
                                         и на землю он упал.
Красный ястреб в листьях красных
                               словно в краске утопал.
Были листья странно скроены,
                                                               похожие на лица, -
сумасшедшие закройщики кроили эти листья,
озорные, заводные посшивали их швеи...
Листья падали
                          на палевые
                                                   пальчики
                                                                             свои.

Называлось это просто: отлетевшая листва.
С ней случалось это часто
                                                 по традиции по давней.
Было поровну и в меру в ней
                                                       улыбки и страданья,
торжества и увяданья,
                                        колдовства и мастерства.

И у самого порога, где кончается дорога,
веселился и кружился и плясал
                                                 хмельной немного
лист осенний,
                      лист багряный,
                                                 лист с нелепою резьбой...
В час, когда печальный ястреб вылетает
                                                                                на разбой.

1960


ДВА ВЕЛИКИХ СЛОВА

Не пугайся слова "кровь" -
кровь, она всегда прекрасна,
кровь ярка, красна и страстна,
"кровь" рифмуется с "любовь".

Этой рифмы древний лад!
Разве ты не клялся ею,
самой малостью своею,
чем богат и не богат?

Жар ее неотвратим...
Разве ею ты не клялся
в миг, когда один остался
с вражьей пулей на один?

И когда упал в бою,
эти два великих слова,
словно красный лебедь,
                    снова
прокричали песнь твою.


И когда пропал в краю
вечных зим,
         песчинка словно,
эти два великих слова
прокричали песнь твою.

Мир качнулся.
            Но опять
в стуже, пламени и бездне
эти две великих песни
так слились, что не разнять.

И не верь ты докторам,
что для улучшенья крови
килограмм сырой моркови
нужно кушать по утрам.

1962



Шуршат, шуршат карандаши
за упокой живой души.
Шуршат, не нашуршатся,
а вскрикнуть не решатся.
А у меня горит душа,
но что возьмешь с карандаша:
он правил не нарушит
и душу мне потушит.
...Последний штрих, и вот уже
я выполнен в карандаше,
мой фас увековечен...
Но бушевать мне нечем,
и жилка не стучит в висок,
хоть белый лоб мой так высок,
и я гляжу бесстрастно
куда-то все в пространство.
Как будет назван тот портрет?
"Учитель",
         "Каменщик",
                    "Поэт",
"Немой свидетель века"?..
Но мне ли верить в это?
Я смертен. Я горю в огне.
Он вечен в рамке на стене
и премией отмечен...
...да плакать ему
                      нечем.

                      <1962>
Tags: 1962, 20 век, 23, 23 августа, Булат Окуджава, август, стихи, стихи нашего времени
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments