?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
18 сентября. Владимир Строчков
I am
vazart
пара стихов.

На Шишманке* покой и пустота,
застой послеполуденного звона,
лишь ветер ходит по сухим кустам
колючих трав, да кое-где по склонам

ковалик что-то кислое жует
до спазм в заушье, до слюноточенья
да ящерка прерывисто живет
между кусков заветренного щебня.

Угрюмо из-под каменистых глин
выглядывает кладка городища
надлобием веков, что истолкли
те племена, ту жилистую пищу.

Как звали их, кто кладку возводил,
таскал каменья и месил известку,
что врали им тогдашние вожди,
все то же, иль иное? Неизвестно,

но, видимо, все то же. Времена
меняются, а люди остаются
все той же дрянью. Стоило менять
формации и кровью революций

замешивать привычное вранье
до густоты цементного раствора,
когда цемянка** делает свое,
и кладка долговечней, чем раздоры

и простоит, видать, еще века,
насупившись под травами на склоне,
и вечности плевать наверняка
на суету людей и насекомых,

и ящерок. А Шишманка молчит,
ее изножье гладят руки моря,
и тыщу лет ковалик верещит
оскоминой в бескрайнем кругозоре.


______________________________________
* Шишманка — небольшая прибрежная гора
в Крыму недалеко от Кара-Дага, на которой
находятся остатки древнего городища.
** Цемянка — строительный раствор,
применявшийся в древние времена.

18.09.1984г., Крымское Приморье. Владимир Строчков «Руинологическое».




Изумленные народы
наблюдают, зинув рот:
россиянин, царь природы,
по-над западом встает.

Он с ухватистой ухваткой,
с топором через плечо.
Под сопревшей плащ-палаткой
бьется сердце горячо.

Под ухабистой ухмылкой —
телогрейка нараспах.
Тело пахнет лесопилкой,
Колымой, тюрьмой и ссылкой,
русским духом пахнет пах.

Что нельзя вегетарьянцу,
самоеду в самый раз.
Что мерзотно иностранцу,
то туземцу тешит глаз.

Что невместно джентльмену,
славянину само то.
Он выходит на арену
в фиолетовом пальто.

Крест размером с панагию,
цепь златая до пупа:
пусть завидуют другие,
те, европа-шантрапа.

Золотой тяжелой гайкой
каждый палец оснащен.
Он выходит с балалайкой
под оранжевым плащом,

затевает серенаду:
«Ой ты, милая моя!..»
Ничего ему не надо,
только радость бытия.

Он танцует с самоваром,
раздувая сапогом,
а в груди горит пожаром
сизокрылый самогон.

Он с ветвей сбивает клюкву,
околачивая кедр,
и, перстом в ноздрю проникнув,
достает богатства недр.

В этой маленькой козявке —
что угодно для души:
министерства, тресты, главки,
пелемени, шшы, боршшы,

истребители Сухого,
танки, санки и кивот,
«Воскресение» Толстого,
достоевский «Идиот»,

мазь Вишневского и Ленин,
трихопол и анаша,
дум высокое стремленье
и широкая душа.

Басурман не ест свинину,
так же самое еврей,
но доступно славянину
мясо всяческих зверей.

Наслажденье битвой жизни
славянину по душе.
Ну-ка, солнце, ярче брызни!
Шибче дрызни! И — туше!

Что в россиях неподсудно,
то европам не дано:

«им, гагарам, недоступно;
нам, татарам, все равно».


18.09.1999, Уютное, Владимир Строчков, "Автохтоническое"

Recent Posts from This Journal