?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
5 октября 1923 года. Марина Цветаева
I am
vazart
Письмо К. Родзевичу:

5-го октября 1923 г., пятница.

Мой родной, мой любимый, мой очаровательный — и — что всего важнее — и нежнее: — мой!
Вчера засыпая думала о Вас — пока перо не выпало из рук. И вечером, подымаясь по нашей темной дороге, вдоль всех этих лесенок. И ночью, когда проснулась: что-то снилось — и вдруг: к тебе! И сейчас, утром, в чудный трезвый час.
Ты мне говорил такие слова, которых я до тебя не слышала: великие — по простоте, это последнее величие, и вот, несмотря на всего тебя и всю меня — я тебе (себе) верю. — Что из этого будет?
Синие дымки в окне: люди начинают жить. О, если бы ты сейчас взошел в комнату! Я бы ринулась к шкафу (шляпа!) — сумка в руке — где ключ? — папиросы не забыть! — на волю! Мы бы пошли в Градчаны, я бы ног под собой не чуяла, ты делаешь меня тем, чем я никогда не хотела быть: СЧАСТЛИВОЙ! (Моя прежняя реплика: «Je vaux mieux que ca!»*)
И вот, в Градчанах, вдоль старых стен, под старыми деревьями, по старым, старым камням - и такая молодость!
(Ты сейчас бешено учишься, киса моя, а мне сейчас нужно идти на рынок. — Гм. — )
Жду 8го, живу 8ым! Вижу твою издалека-подкрадывающуюся улыбку. Вкрадчивость, она у Вас во всем: в шаге, в голосе, в поцелуе руки. Вы вкрадываетесь в душу. — Вор! — «Восхитительно целует руку», — это одна из моих первых оценок.
— «Всё это уже мне давно говорили!» — Знаю. — «И еще не раз скажут!» — Знаю тоже. — В том-то и наша Судьба, дружочек, что все — такие разные (-ыя) - всё то же. Но по разному слушаешь. В этом — тоже наша судьба.
Не знаю удастся ли мне в понедельник проводить Вас на вокзал. Я и так выдаю себя с головой (с сердцем!) Знаю только, что об этом я неустанно буду думать, говоря с Вами и глядя на Вас. — Моя улыбка! — (Раньше никогда не любила «улыбчивых уст».)
Киса родная, головка моя черная и коварная

Кончаю. Надо в город. И не надо мешать Вам учиться. Жду 8го. Приходите возможно раньше. От 8го — опять тот же срок: пять дней! Если бы Вы жили в городе, мы бы постоянно были вместе, вопреки всем Вашим и моим решениям, всей волей: Вашей — ко мне, моей — к Вам. (ВОЛЯ, это часто — обратное решению. Есть воля ВОЛЕВАЯ, т. е. насилие — может быть и благое! — и наша воля к — хотя бы к бытию! Так вот, у меня воля к Вам. Чорт — с решениями!)
И я наверное всё-таки пойду Вас провожать на вокзал.
Моя дорогая радость!
МЦ.
А вот стихи. Это я — наедине с собой, без Вас. Видите, мне невесело.


НОЧНЫЕ МЕСТА
(Естественное продолжение «Оврагов».)

Темнейшее из ночных
Мест: мост. — Устами в уста! —
Неужели ж нам свой крест
Тащить в дурные места:
Туда: в веселящий газ
Глаз, газа... В платный Содом?
На койку, где все до нас?
На койку, где не-вдвоем
Никто... Никнет ночник.
Авось — совесть уснет!
(Вернейшее из ночных
Мест — смерть!) Платных теснот
Ночных — блаже вода!
Вода - глаже простынь!
Любить — блажь и беда!
Туда, в хладную синь!
Когда б — в веры века
Нам встать! — Руки смежив!
(Река — телу легка,
И спать — лучше, чем жить.)
Любовь: зноб до кости,
Любовь: зной до бела...
...Вода — любит концы,
Река — любит тела.


4-го Октября 1923 г.


<Приписка на полях:>
NB! «блаже» здесь как сравнительная степень от «благой». Тугой — туже, благой — блаже.


ПОДРУГА

«Не расстанусь! — Конца нет!» И льнет, и льнет...
А в груди — нарастание
Грозных вод,
Нот... Надёжное: как таинство —
Непреложное: «расстанемся!»


5-го Октября 1923 г.

— Через год проверим. —
МЦ.


<Приписка на полях:>
А за город с Вами — пока последние листья! Дружочек, соберемся? Мне хочется с Вами на волю. Помню, однажды на моей бедной седой горе, которая Вам так не нравилась: «Нет, нет, М.И., известный комфорт нужен: хорошее кресло, в котором так хорошо думается»... Я: «И спится». Вы: «Да, и спится». Я: «После обеда». Вы: «После хорошего обеда с вином». (Впрочем, Вы уже дразнились.)
А деревья шумели, вечер шел, мы шли рядом.



Примечания
* «Мне лучше так!» (фр.)

Recent Posts from This Journal