?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
10 октября. Евгений Евтушенко и Эдит Пиаф
I am
vazart
Пришли иные времена.
Взошли иные имена.


Они толкаются, бегут.
Они врагов себе пекут,
приносят неудобства
и вызывают злобства.

Ну, а зато они — «вожди»,
и их девчонки ждут в дожди
и, вглядываясь в сумрак,
украдкой брови слюнят.

А где же, где твои враги?
Хоть их опять искать беги.
Да вот они — радушно
кивают равнодушно.

А где твои девчонки, где?
Для их здоровья на дожде
опасно, не иначе —
им надо внуков нянчить.

Украли всех твоих врагов.
Украли легкий стук шагов.
Украли чей-то шепот.
Остался только опыт.

Но что же ты загоревал?
Скажи — ты сам не воровал,
не заводя учета,
все это у кого-то?

Любая юность — воровство.
И в этом — жизни волшебство:
ничто в ней не уходит,
а просто переходит.

Ты не завидуй. Будь мудрей.
Воров счастливых пожалей.
Ведь как ни озоруют,
их тоже обворуют.

Придут иные времена.
Взойдут иные имена.



10 октября 1963 года, Евгений Евтушенко.


10 октября 1963 года в Париже скончалась Эдит Пиаф. Узнав о ее кончине, Евтушенко написал стихи:

ТАК УХОДИЛА ПЬЯФ

И был Париж, был зал, и перед залом,
на час искусство прыганьем поправ,
острило что-то и вертело задом...
Всё это было – приложенье к Пьяф.

И вот она вошла, до суеверья
похожая на грубого божка,
как будто в резвый скетч, ошибшись дверью,
усталая трагедия вошла.

И над белибердою балаганной
она воздвиглась, бледная, без сил,
как будто бы совёнок больноглазый,
тяжёлый от своих разбитых крыл.

Кургузая накрашенная кроха,
она, скрывая кашель, чуть жива,
стояла посреди тебя, эпоха,
держась на ножках тоненьких едва.

На нас она глядела, как на Сену,
куда с обрыва бросится вот-вот;
и мне хотелось кинуться на сцену
и поддержать – иначе упадёт.

Но – чёткий взмах морщинистой ручонки!
Вступил оркестр... На самый край она
ступила... Распрямляясь обречённо,
дрожа, вобрала музыку спина.

И вот запело, будто полетело,
упав от перевешивавших глаз,
хирургами искромсанное тело,
хрипя, переворачиваясь, – в нас!

Оно, летя, рыдало, хохотало,
шептало, словно бред булонских трав,
тележкой сен-жерменской грохотало,
сиреной выло. Это было – Пьяф.

Смешались в ней набаты, ливни, пушки,
заклятья, стоны, говоры теней....
Добры, как великаны к лилипутке,
мы только что невольно были к ней.

Но горлом горе шло, и горлом – вера,
шли горлом звёзды, шли колокола...
Как великанша жалких гулливеров,
она, играя, в руки нас брала.

А главным было в ней – артисте истом,
что, поджидавшей смерти вопреки,
шли её горлом новые артисты, –
пусть оставляя в горле слёз комки.

Так, уходя со сиены, Пьяф гремела,
в неистовстве пророчествуя нам.
Совёнок пел, как пела бы химера,
упавшая на сцену с Нотр-Дам!


1963


А еще давайте помянем великую певицу ее песнями. Если захочется подпевать, а французского, как и я, не знаете,то можно петь по-русски в переводе моего друга Алексея Гомазкова gomazkov, на чей концерт в книжном клубе-магазииине "Гиперион" я сегодня вечером пойду.



МИЛОРД
вольный перевод с французского

Прошу сюда, Милорд!
Там дождь, а здесь тепло.
Какую сырость в порт,
Ветрами принесло!
Садитесь тут, Милорд.
У вас на сердце ночь,
И шаг давно нетвёрд,
Но я могу помочь.
Я знаю вас, Милорд –
Сегодня вы в тоске.
А я? – да кто я, чёрт –
Здесь, в этом кабаке…

А помните, вчера
Вы шли в такой же час,
Надменный, как гора.
Казалось, всё для вас –
И небо, и земля.
О! Гордая спина,
Походка короля.
Да! Барышня одна –
О Боже, как мила,
Нежна и хороша! –
Под ручку с вами шла.
Сжимается душа…

Сюда, сюда, Милорд!
Там дождь, а здесь тепло.
Какую сырость в порт,
Ветрами принесло!
Позвольте плащ, Милорд.
У вас на сердце ночь,
И шаг давно нетвёрд,
Но я могу помочь.
К чему спешить, Милорд? –
Всего-то час сидим!
Да, тут не тот комфорт,
Зато вы не один…

О, верно говорят –
Порой один корабль,
Отчалив, хрупкий рай
Ваш обращает в ад.
Он унесёт от вас
Красавицу одну,
И мир ваш сей же час,
Дав крен, уйдёт ко дну.
Любовь – непрочный дом,
А жизнь – убогий хлам.
Даёт надежды нам,
Чтоб их отнять потом.

Скорей сюда, Милорд!
Сейчас пройдёт хандра.
Я вас беру на борт
До самого утра.
Я отпускаю грех,
Я всем дарю тепло,
Я здесь пою для тех,
Кому не повезло.
Для тех, кто слишком горд,
Чтоб долго быть в долгу…
Но вы в слезах, Милорд?
Поверить не могу…

Да ладно вам, Милорд.
Ну, улыбнитесь мне!
Ещё чуть-чуть, Милорд…
Ну вот – уже вполне!
Ну, веселей, Милорд!
Всё хорошо, Милорд!
Сейчас пройдёт, Милорд!
Ла-ла-ла…
Давайте петь, милорд!
Ла-ла-ла…
Да-да, Милорд!..
Ла-ла-ла…
Ещё, Милорд!..





НЕОТВЯЗНЫЙ МОТИВ
вольный перевод с французского

Один неотвязный мотив
Бредёт, за рукав ухватив,
Всю жизнь он плетётся за мной –
Назойливый, как позывной.
Избитый, запетый, немодный,
Пустой, как людская молва,
И рта он раскрыть не даёт мне.
Внушая напев и слова,
Он меня сводит с ума.

Падам, падам, падам...
По ночам подымаясь со дна,
Падам, падам, падам...
Он, как память, как боль, как вина,
Падам, падам, падам...
Тычет пальцем в меня – вот она!
Я тяну за собой на виду у всех
Напев тот, старый, как грех.

Он шепчет, елейный палач:
Не бойся и слёзы не прячь.
Душа встрепенётся на звук,
Припомнив тепло этих рук.
И снова – кружение вальса,
Мои двадцать лет бьют в набат.
И в такт несуразному фарсу
Любовных бравад и утрат –
Те семь нот снова звучат.

Падам, падам, падам...
Нежность оптом по льготной цене.
Падам, падам, падам...
Страсти в розницу – скидки втройне.
Падам, падам, падам...
Невесомо паря, как во сне,
Чтоб, рассыпав пакет сладких слов, как слив,
Упасть под этот мотив.

Это в танце ладонь на спине…
Это полночь, и небо в огне…
Это память, как пуля, во мне.
Верещат патефоны, и жизнь – игра!
Кружит по сердцу игла.



Recent Posts from This Journal


  • 1
Спасибо, Володя!

всегда пожалуйста, Леша)

  • 1