?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
Семейный дуэт
I am
vazart
Алексея Олеговича и Олега Александровича Гомазковых стал вчера гвоздем программы "10 и 1" Поэтического театра Алексея Гомазкова в книжном клубе Гиперион.


Леша gomazkov так всё замечательно придумал и воплотил на нашу радость, а этот номер ну просто бронебойной силы получился!


Когда настанет вечер
И за окном темно,
С приятелями встречу
Назначим у кино.
Томим духовной жаждой,
С подругой иль с женой
В кино стремится каждый
Попасть под выходной.
Полотнище экрана,
Как легкий самолет,
В неведомые страны
Нас мигом унесет.
Возьмет и перекинет
В Париж и в Сталинград
И годы передвинет
Вперед или назад...
Когда настанет вечер
И за окном темно
Широкою
Дорогою
Мы все идем в кино.

Есть такие сюжеты, есть такие картины,
Когда равнодушных зрителей нет.
Все следят напряженно, все слилось воедино
Пред величьем борьбы и геройских побед.
Тишины не нарушит ни кашель, ни шорох,
Слышно всё, что герой и шепнул, и сказал,
И взрывается радость и гнев, точно порох,
И единым дыханьем дышит зрительный зал.
Есть такие картины... Но есть и другие.
С ними каждый из вас, вероятно, знаком.
Здесь и лица, и чувства совсем не такие,
И героя порою встречают зевком.
На такую картину я вас приглашаю.
Но совсем не затем, чтоб зевать и страдать, —
Сядем с вами в сторонке, никому не мешая,
И попробуем зрителей понаблюдать.

Конечно, у каждого свой подход,
Свой темперамент и свои нервы.
Посмотрите направо внимательно. Вот
Перед вами зритель номер первый.
Он — тонкий критик картины любой
В нем ты не вызовешь удивленья, —
Критически выпяченной губой
Он всюду вносит свои исправленья:
— Ужасно глупо, что он ее любит!
Надо, чтоб он бы ее не любил!
Пускай она ту блондинку погубит,
А он бы тогда бы ее бы убил.
Я ввел бы толпу бы туда бы, где бабы,
А там, где толпа бы, убрал бы народ...
Ее бы — сюда бы, его бы — туда бы,
И всё бы совсем бы наоборот!
Я сына везде заменил бы отцом
И первую часть я пустил бы концом, —
Вот тогда бы
Была бы
Кар-ти-на!

Вот зритель второй, вернее — вторая.
Ее не тронет ни смех, ни ужас.
Она, небрежно сумкой играя,
Щебечет поклоннику или мужу:
— Ты знаешь, который в автомобиле, —
Он страшный похож на Диму Бабанина.
А на той, которую сейчас убили,
Надето платье совсем как Танино.
Смотри — даже рюш... и реверы в полоску!
Ах, Боб! Посмотри же! Я прямо умру...
Умру, сделаю такую прическу,
Когда мы пойдем послезавтра к Петру!
Там будет, наверное, много гостей...
А сколько еще осталось частей?
А то мне пи-и-ить хочется!

Вот зритель третий, который все знает —
Каждый трюк и любое движенье.
По своему все он "разоблачает"
И портит соседям всё впечатленье:
— Это — не река, а одна декорация, —
В кино не бывает настоящих рек...
И лодка — не лодка, а мультипликация,
И плавает кукла, а не человек!
Вы, небось, думаете, что он там плачет?
А это в глазах такие пружинки, —
Он надавит на кнопку — и, значит,
Сейчас, пожалуйте вам, слезинки!
Что? Я вам мешаю? Ну, извините!
Пожалуйста, думайте, что дом настоящий,
А это — в особый увеличитель
Просто снимают горящий ящик.

Вот зритель четвертый, надвинув кепку,
Глядит на экран во все глаза.
Он любит кино деловито и крепко
И часто кричит: "Мирово!" и "Буза!"
— Ох, мирово! Ну теперь не зевай!
Так его! Точно! Хватай! Наворачивай!
Рамку! Рамку! Рамку давай!
Не толкайтесь, товарищ, тут не трамвай!
У меня такие же деньги заплачены!
Эх, как он этого догоняет!
Классный парнишка... Первый сорт!
А тому — слабО! Кишки не хватает.
Рамку! Рамку! Ну, что за черт!
Ра-а-а-а-амку-у-у!

Зритель пятый приходит с мамой
Или с отцом нелегально проходит,
Он зачастую смеется над драмой,
А в комедии грустные вещи находит.
Но смех его — самый лучший смех,
И вообще этот зритель лучше всех!
— Мама, зачем эти дяди дерутся?
Ух, как дерутся... Страшно прямо!
Сам дерутся, сами смеются...
Вот дураки! Правда, мама?
А вот котеночек! Кис-кис-кис!
Мам, а, мам, вон в угле-то!
Смотри, он на столик вскочил. Брысь ты! Брысь!
Смотри, он у дяди стащил котлету...
Ему, наверно, теперь попадет!
Вон идет этот дядя строгий...
Мама, зачем к нему он идет?
Не трогай, котеночка! Слышишь, не трогай!
Мам, а, мам! Ну, мама! Послушай, —
А что, котенки мерзнут зимою?
Мне, мама, мне тоже хочется кушать.
Мам, а, мам! Пойдем домой!

Картина кончилась. Скорей бежим к трамваю.
Я не прощаюсь с вами,— все равно:
Сегодня или завтра — я не знаю —
Мы встретимся все вместе у кино.


(с) Василий Иванович Лебедев-Кумач. "Зрители кино". 1935-й год.

Recent Posts from This Journal

  • В день рождения Ивана Бунина

    10 октября ( по старому стилю) были написаны эти два стихотворения: Этой краткой жизни вечным измененьем Буду неустанно утешаться я, –…

  • 22 октября. Федор Тютчев

    Осенней позднею порою Люблю я царскосельский сад, Когда он тихой полумглою Как бы дремотою объят, И белокрылые виденья, На тусклом озера стекле, В…

  • Москва с крыши Детского Мира

    И снова пока без комментов. 1) 2) 3) 4) 5) 6) 7) 8) 9) 10) 11) 12) 13) 14) 15) 16) 17) 18) 19)…


  • 1
Спасибо, Володя.)

Хотел много слов хороших написать и умных, но что-то со словами у меня сегодня тяжеловато, особенно с умными, и решил, что так наглядней будет.
Очень нам понравилось, очень за тебя рад. Приезжай чаще!

Постараемся.)

  • 1