Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Семейный дуэт

Алексея Олеговича и Олега Александровича Гомазковых стал вчера гвоздем программы "10 и 1" Поэтического театра Алексея Гомазкова в книжном клубе Гиперион.


Леша gomazkov так всё замечательно придумал и воплотил на нашу радость, а этот номер ну просто бронебойной силы получился!


Когда настанет вечер
И за окном темно,
С приятелями встречу
Назначим у кино.
Томим духовной жаждой,
С подругой иль с женой
В кино стремится каждый
Попасть под выходной.
Полотнище экрана,
Как легкий самолет,
В неведомые страны
Нас мигом унесет.
Возьмет и перекинет
В Париж и в Сталинград
И годы передвинет
Вперед или назад...
Когда настанет вечер
И за окном темно
Широкою
Дорогою
Мы все идем в кино.

Есть такие сюжеты, есть такие картины,
Когда равнодушных зрителей нет.
Все следят напряженно, все слилось воедино
Пред величьем борьбы и геройских побед.
Тишины не нарушит ни кашель, ни шорох,
Слышно всё, что герой и шепнул, и сказал,
И взрывается радость и гнев, точно порох,
И единым дыханьем дышит зрительный зал.
Есть такие картины... Но есть и другие.
С ними каждый из вас, вероятно, знаком.
Здесь и лица, и чувства совсем не такие,
И героя порою встречают зевком.
На такую картину я вас приглашаю.
Но совсем не затем, чтоб зевать и страдать, —
Сядем с вами в сторонке, никому не мешая,
И попробуем зрителей понаблюдать.

Конечно, у каждого свой подход,
Свой темперамент и свои нервы.
Посмотрите направо внимательно. Вот
Перед вами зритель номер первый.
Он — тонкий критик картины любой
В нем ты не вызовешь удивленья, —
Критически выпяченной губой
Он всюду вносит свои исправленья:
— Ужасно глупо, что он ее любит!
Надо, чтоб он бы ее не любил!
Пускай она ту блондинку погубит,
А он бы тогда бы ее бы убил.
Я ввел бы толпу бы туда бы, где бабы,
А там, где толпа бы, убрал бы народ...
Ее бы — сюда бы, его бы — туда бы,
И всё бы совсем бы наоборот!
Я сына везде заменил бы отцом
И первую часть я пустил бы концом, —
Вот тогда бы
Была бы
Кар-ти-на!

Вот зритель второй, вернее — вторая.
Ее не тронет ни смех, ни ужас.
Она, небрежно сумкой играя,
Щебечет поклоннику или мужу:
— Ты знаешь, который в автомобиле, —
Он страшный похож на Диму Бабанина.
А на той, которую сейчас убили,
Надето платье совсем как Танино.
Смотри — даже рюш... и реверы в полоску!
Ах, Боб! Посмотри же! Я прямо умру...
Умру, сделаю такую прическу,
Когда мы пойдем послезавтра к Петру!
Там будет, наверное, много гостей...
А сколько еще осталось частей?
А то мне пи-и-ить хочется!

Вот зритель третий, который все знает —
Каждый трюк и любое движенье.
По своему все он "разоблачает"
И портит соседям всё впечатленье:
— Это — не река, а одна декорация, —
В кино не бывает настоящих рек...
И лодка — не лодка, а мультипликация,
И плавает кукла, а не человек!
Вы, небось, думаете, что он там плачет?
А это в глазах такие пружинки, —
Он надавит на кнопку — и, значит,
Сейчас, пожалуйте вам, слезинки!
Что? Я вам мешаю? Ну, извините!
Пожалуйста, думайте, что дом настоящий,
А это — в особый увеличитель
Просто снимают горящий ящик.

Вот зритель четвертый, надвинув кепку,
Глядит на экран во все глаза.
Он любит кино деловито и крепко
И часто кричит: "Мирово!" и "Буза!"
— Ох, мирово! Ну теперь не зевай!
Так его! Точно! Хватай! Наворачивай!
Рамку! Рамку! Рамку давай!
Не толкайтесь, товарищ, тут не трамвай!
У меня такие же деньги заплачены!
Эх, как он этого догоняет!
Классный парнишка... Первый сорт!
А тому — слабО! Кишки не хватает.
Рамку! Рамку! Ну, что за черт!
Ра-а-а-а-амку-у-у!

Зритель пятый приходит с мамой
Или с отцом нелегально проходит,
Он зачастую смеется над драмой,
А в комедии грустные вещи находит.
Но смех его — самый лучший смех,
И вообще этот зритель лучше всех!
— Мама, зачем эти дяди дерутся?
Ух, как дерутся... Страшно прямо!
Сам дерутся, сами смеются...
Вот дураки! Правда, мама?
А вот котеночек! Кис-кис-кис!
Мам, а, мам, вон в угле-то!
Смотри, он на столик вскочил. Брысь ты! Брысь!
Смотри, он у дяди стащил котлету...
Ему, наверно, теперь попадет!
Вон идет этот дядя строгий...
Мама, зачем к нему он идет?
Не трогай, котеночка! Слышишь, не трогай!
Мам, а, мам! Ну, мама! Послушай, —
А что, котенки мерзнут зимою?
Мне, мама, мне тоже хочется кушать.
Мам, а, мам! Пойдем домой!

Картина кончилась. Скорей бежим к трамваю.
Я не прощаюсь с вами,— все равно:
Сегодня или завтра — я не знаю —
Мы встретимся все вместе у кино.


(с) Василий Иванович Лебедев-Кумач. "Зрители кино". 1935-й год.
Tags: 10, 10 октября, 1935, 20 век, 2018, 21 век, Алексей Гомазков, Василий Лебедев-Кумач, видео, мастера настроения, октябрь, стихи, стихи вслух
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 7 декабря. Арсений Голенищев-Кутузов

    Так жить нельзя! В разумности притворной, С тоской в душе и холодом в крови, Без юности, без веры животворной, Без жгучих мук и счастия любви,…

  • 7 декабря. Двухсотлетние стихи

    МЩЕНИЕ ЛЮБОВНИКА Эпод XV Ночь длилась, и луна златая Сияла меж подруг своих, Когда, о Лида! прижимая Меня в объятиях твоих Сильней, чем…

  • 6 декабря. Инна Лиснянская

    Оттого ль, что мороз, все пути серебря, Знать не знает про холод вины, Не могу я себя оторвать от себя И взглянуть как бы со стороны,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments