?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
19 октября. 100 лет со дня рождения Александра Галича
I am
vazart
Сегодня вечером в ЦДЛ будет вечер посвященный юбилею, там будет, знаю, выступать Юлий Ким, наверняка он исполнит что-то новое, но здесь пока вспомним  вещи, сочиненные к прошлым круглым датам Александра Аркадьевича.

Посвящение А. Галичу (на 50 лет):

Сэкономил я на баночку одну,
Да не выдержал — глотнул, оставил треть.
И поехал в подмосковную Дубну́
Там на Галича хоть глазом посмотреть.

А Дубна — она, ох, не близенько,
А в Дубне одна только физика.
Никаких людей, словно по́мерли,
Никаких идей, только формулы.

Позитро́ны, фазотро́ны, купоро́с.
Разгребаю я всю эту дребедень.
А как кончился физический нанос, —
Вижу Галича с гитарой набекрень.

Он сидит себе, нога на́ ногу,
Будто «на губе», будто на́долго.
Ой, какая ж чушь, блажь которая
Человека вглубь запрото́рила.

А мне Галич отвечает: «Ты садись
Да пройди ты свою баночку до дна!
Я ведь сам сюда приехал на всю жисть
И не выеду отсюда ни хрена!

Чай, протоны всё тебе застили,
А ведь в них вся соль, в них всё счастие.
Только тут и жить для своих целе́й, —
И струна звенит, да и сам целей».

Я расстёгиваю свой комбинезон,
Достаю газетку — на, мол, посмотри.
В ней сообщение ТАСС:
«Переворот в Москве. Первый декрет новой власти:
назначение Александра Солженицына
главным цензором Советского Союза…»

Тут мы кинулись в попутный позитрон,
И в ЦДРИ. И там надулись, как хмыри.
А на утро радио говорит,
Что, мол, понапрасну шумит народ.
Это гады-физики на пари
Крутанули разик наоборот.

Мы переглянулися — и в Главлит.
А там всё по-прежнему, ну и ну!..
Мы сложились с Галичем на пять поллитр,
Сели без билета, — и айда в Дубну.

А Дубна, она, ох, не близенько,
А в Дубне одна только физика,
Только тут и жить для своих целе́й —
И струна звенит, да и сам целей.
Эйн, цвей, дрей!


<1968>


Песня Галича, сочиненная к 90-летию Галича от его имени

Не слагал я трех гимнов отечеству,
Но свободе его послужил.
Так что мне управляющий Вечностью
Прокатиться в Москву разрешил.

На мое девяностое летие
вот подарок мне выпал какой.
И помчался буквально как ветер я
и примчался в свой город родной.

но гляжу - он какой-то двоюродный,
Ни на вы не могу, ни на ты.
В лихорадке сегодняшней муторной
До чего исказились черты!

Разнаряжена, разнорумянена,
Хохоча, топоча, матерясь -
Ай Москва, разгулялася, барыня,
до заморских обнов дорвалась.

Всю округу заляпала лейблами
и наушником ухо заткнув,
дикой помесью рока с молебнами
услаждает свой девственный слух!

И кошерное жрет, и скоромное,
И дубняк из горла, и коньяк -
То над кошкой рыдает бездомною
То гоняет бомжей как собак.

И, делясь сокровенными тайнами,
Вам покажет вдали от людей
Николашу Второго со Сталиным
В медальоне промежду грудей.

И включит она ГУМ многоярусный,
и почешет она по торгам,
И зажжется в глазах ее яростный
И немеркнущий чистоган.

- Ну привет, - говорю, - Принимай меня!
Все же, вродебы, - говорю, - не чужой!
- Ох ты блин, - говорит, - Я вся внимание!
Не узнала! Прости, дорогой!

Позвонил бы, уж мы б тебя встретили!
Ты по делу сюда, или так?
- У меня, - говорю, - девяностое летие!
Все ж я Галич, - говорю, - как-никак.

- Ах, как же, помним, "Мадам Парамонова",
Эти, как их там, "облака"...
Может, есть у тебя чего нового?
- Да пока не скудеет рука!

Есть баллада про новых ЗК!
Есть канкан ветеранов ЧК!
Есть про Путина пара стишков!
Есть комедия "Вас вызывает Лужков!"..

А она мне: - Любименький бард ты мой!
Разгребатель родного дерьма!
Значит, даже могила горбатому
Не сумела исправить горба..

Я б дала тебе, Сашенька, выступить,
Но не вижу для этого мест.
Все, блин, занял Каспаров под диспуты,
Да Лимонов с Гайдаром под сьезд.

Ни обнять, ни принять, ни пригреть тебя...
Аж мне стыдно самой от себя!
Ты давай, приезжай на столетие -
Я на подступах встречу тебя!


2008, Юлий Ким.

Поэт Юрий Кублановский в том же, 2008-ом, году в своем дневнике:

19 октября, воскресенье.
Девяностолетие Галича. В Новостях на НТВ: “В эмиграции Галич работал на „Радио Свобода”. В несчастный случай, оборвавший его жизнь, трудно поверить — ну как человек, работавший на радио, мог перепутать провода?”




Вероника Долина написала своё "Посвящение Галичу" не к юбилею, но зато вместе Булатом Окуджавой (на егоЮ вернее, мотив):

Былое нельзя воротить, а грядущее катится.
Два бога над нами, два бога: покой и комфорт.
А все-таки жаль, что нельзя Александра Аркадьича
Нечаянно встретить в метро Аэропорт.

Поэт о своём не болеет, он все - об общественном.
Метелям - мести, а капелям - всегда моросить.
А все-таки жаль, что хотя бы о самом существенном
Его самолично нельзя наконец расспросить.

Мы выйдем на воздух, пройдемся и сядем на лавочку.
И будет бежать и спешить Ленинградский проспект.
Возьмётся за сердце и скажет спокойно и ласково :
- Какой же в истории вас беспокоит аспект?

Вот майская веточка - белая, будто на выданье,
Давно позабыла уже о минувшей зиме.
- Простите мне, деточка, - скажет он, - всё-то я выдумал!
Куда как прекрасно живётся на нашей земле!

Мы с лавочки встанем, на этом беседа закончится.
Я тихо пойду, и покой воцарится в душе.
Мне больше спросить у него ни о чем не захочется,
А если захочется - я не успею уже.

Былое нельзя воротить, а грядущее катится.
Два бога над нами, два бога : покой и комфорт.
А всё-таки жаль, что нельзя Александра Аркадьича
Нечаянно встретить в метро Аэропорт.


1979


Посмертную благодарность А.А. Галичу в год его 80-летнего юбилея выразил в стихах Борис Чичибабин, а Александр Дулов, позднее, их спел.

Чем сердцу русскому утешиться?
Кому печаль свою расскажем?
Мы все рабы в своем отечестве,
но с революционным стажем.

Во лжи и страхе как ни бейся я,
а никуда от них не денусь.
Спасибо, русская поэзия:
ты не покинула в беде нас.

В разгар всемирного угарища,
когда в стране царили рыла,
нам песни Александра Галича
пора абсурдная дарила.

Теперь, у сердца бесконвойного
став одесную и ошую,
нам говорят друзья покойного,
что он украл судьбу чужую.

Я мало знал его, и с вами я
о сем предмете не толкую —
но надо ж Божие призвание,
чтоб выбрать именно такую!

Возможно ли по воле случая,
испив испуг смерторежимца,
послав к чертям благополучие,
на подвиг певческий решиться?

Не знаю впредь, предам ли, струшу ли:
страна у нас передовая, —
но как мы песни эти слушали,
из уст в уста передавая!

Как их боялись — вот какая вещь —
врали, хапужники, невежды!
Спасибо, Александр Аркадьевич,
от нашей выжившей надежды.

1988, "Посмертная благагодарность А.А. Галичу",
http://chichibabin.ru/stihi/80.htm


Recent Posts from This Journal

  • Отмеченные ноябрем-7

    Арсений Тарковский, Юрий Кублановский. * * * В последний месяц осени, На склоне Горчайшей жизни, Исполненный печали, Я вошел В безлиственный и…

  • Отмеченные ноябрём-6

    Николай Шатров и Вениамин Блаженный. * * * Не кланяйся направо и налево, Не улыбайся каменным лицом. От в сердце закипающего гнева Жизнь охранит…

  • Отмеченные ноябрём-5

    две песни и один сценарий. Стихи " Типичный случай" Иосиф Уткин написал в ноябре 1935 года: Двое тихо говорили, Расставались и…


  • 1
О том, как Клим Петрович добивался, чтоб его цеху присвоили звание "Цеха коммунистического труда", и не добившись этого – запил


...Все смеются на бюро:
"Ты ж, как витязь –
И жилплощадь, и получка по-царски!"
Ну, а я им:
"Извините-подвиньтесь!
Я ж за правду хлопочу, не за цацки!

Как хотите – на доске ль, на бумаге ль,
Цельным цехом отмечайте, не лично.
Мы ж работаем на весь наш соцлагерь,
Мы ж продукцию даём на отлично!

И совсем мне, – говорю, – не до смеху,
Это чьё жt, – говорю, – указанье,
Чтоб такому выдающему цеху
Не присваивать почётное званье?!"

А мне говорят,
(Все друзья говорят –
И Фрол, и Пахомов с Тонькою):
"Никак, – говорят, – нельзя, – говорят, –
Уж больно тут дело тонкое!"

А я говорю (матком говорю!),
Пойду, – говорю, – в обком, – говорю!

А в обкоме мне всё то же:
– Не суйся!
Не долдонь, как пономарь поминанье.
Ты ж партейный человек, а не зюзя,
Должен всё ж таки иметь пониманье!

Мало, что ли, пресса ихняя треплет
Всё, что делается в нашенском доме?
Скажешь – дремлет Пентагон?
Нет, не дремлет!
Он не дремлет, мать его, он на стрёме!

Как завёлся я тут с пол-оборота:
– Так и будем сачковать?!
Так и будем?!
Мы же в счёт восьмидесятого года
Выдаём свою продукцию людям!

А мне говорят:
– Ты чего, – говорят, –
Орёшь, как пастух на выпасе?!
Давай, – говорят, – молчи, – говорят,
Сиди, – говорят, – и не рыпайся!

А я говорю, в тоске говорю:
– Продолжим наш спор в Москве! – говорю.

...Проживаюсь я в Москве, как собака.
Отсылает референт к референту:
– Ты и прав, – мне говорят, – но, однако,
Не подходит это дело к моменту.

Ну, а вздумается вашему цеху,
Скажем, встать на юбилейную вахту?
Представляешь сам, какую оценку
Би-Би-Си дадут подобному факту?!

Ну, потом – про ордена, про жилплощадь,
А прощаясь, говорят на прощанье:
– Было б в мире положенье попроще,
Мы б охотно вам присвоили званье.

А так, – говорят, – ну, ты прав, – говорят, –
И продукция ваша – лучшая!
Но всё ж, – говорят, – не драп, – говорят, –
А проволока колючая!..

– Ну, что ж, – говорю, –
Отбой! – говорю.
Пойду, – говорю, –
В запой, – говорю!

Edited at 2018-10-20 07:25 pm (UTC)

спасибо, Света, за весомую поэтическую добавку!

шедевр отечественной сатиры!

  • 1