Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

Юбилей Олега Григорьева (1943 - 1992)

- основоположника жанра "страшилок"  - предков теперешних "депрессняшек". А еще он писал детские стихи и был художником.

***
Я спросил электрика Петрова:
- Для чего ты намотал на шею провод?!
Петров ничего мне отвечает,
Висит и только ботами качает.


1959


***
Молодой моряк в матроске
Вышел к берегу реки.
Снял матроску по-матросски,
Снял морские башмаки,
По-матросски раздевался,
По-матросски он чихнул,
По-матросски разбежался
И солдатиком нырнул.

БАБУШКА

Старая, слабая бабушка
Оставила дома ключик.
Звонила старая бабушка,
Но не открыл ей внучек.
Старая бабушка ухнула,
В дверь кулаком бахнула,
Дубовая дверь рухнула,
Соседка на кухне ахнула,
Качнулся сосед на стуле,
Свалился с кровати внучек.
Упала с полки кастрюля
И бабушкин маленький ключик.




ВРЕМЯ

Сидоров хотел выпить молоко,
Перевернул бутылку над кружкой оловянной,
Но в кружку молоко не текло,
А крепко стояло там, как брус деревянный.
- В чем дело? – спросил Сидоров в окно
У метущей двор тети Глаши.
- Видно, для молока время истекло
И настало время для простокваши.

* * *
Председатель Вова
Хотел взять слово.
Пока вставал,
Потерял слово.
Встал со стула
И сел снова.

Потом встал опять,
Что-то хотел сказать.
Но решил промолчать
И не сказал ни слова.

Потом встал.
Потом сел.
Сел - встал,
Сел - встал,
Сел - встал
И сел снова.
Устал
И упал,
Так и не взяв слова.



ДРОЖАЩИЕ СТИХИ

В запертом зале
Вздрогнуло что-то,
Будто ударил
Кто-то кого-то.

Дрожащий папа
Дрожащей рукой
Дрожащую маму
Повел за собой.

Дрожащую дверь
Открыл в темный зал,
Там кот дрожащий
На лавке дрожал.

Дрожащие стекла
В окнах дрожали,
Дрожащие капли
По стеклам бежали.

Сидела на раме
Дрожащая мышь.
Сказал папа маме:
"Ну что ты дрожишь?

Ты просто трусиха.
Здесь нет никого,
Спокойно и тихо.
Дрожать-то чего?"

Так папа сказал...
Но, выйдя из зала,
И папа дрожал,
И мама дрожала.



ДРЕВНЕРУССКОЕ

Сидит Славочка на заборике,
А под ним на скамеечке Боренька.
Боренька взял тетрадочку,
Написал: "Дурачок ты, Славочка".
Вынул Славочка карандашище,
Написал в тетрадь: "Ты дурачище".
Борище взял тетрадищу
Да как треснет по лбищу Славищу.
Славища взял скамеищу
Да как треснет Борищу в шеищу.
Плачет Славочка под забориком.
Под скамеечкой плачет Боренька.


Это стихотворение так возмутило Сергея Михалкова, что в своё время Олега Григорьева не приняли в Союз Писателей (его приняли туда только за полгода до смерти).

* * *

Продавец маков продавал раков
Тут подошел к нему любитель маков
И возмутился, увидев раков.
-Вы, кажется, продавали маки?
А тут у вас сплошные раки!
- Ну и что же, - сказал продавец.-
Не все ли равно, наконец?
Вареный рак красен как мак
По-моему так, а по-вашему как?
-Да это так, - сказал любитель маков.-
И хоть я и не любитель раков
Но раз сегодня маков нет,
То дайте раков мне .... букет!


***
Сказал я девушке кротко:
- Простите за нетактичность,
Но бюст ваш, и торс, и походка
Напомнили мне античность.

Она в ответ мне со вздохом:
-Простите, но ваше сложенье
Напомнило мне эпоху
Упадка и разложенья.



* * *

Пришёл сосед к Петрову,
Сказал: - Петров, привет. -
Петров сказал: - Здорово.
Садись на табурет. -
Сосед приободрился,
Сказал: - Смотри, Петров,
Как твой башмак раскрылся:
Он съесть меня готов! -
Петров привстал немножко,
Сказал: - Да, это так, -
И выкинул в окошко
Разорванный башмак.
Сосед не удивился,
Сказал: - Смотри, Петров,
Пиджак твой износился
От плеч до рукавов. -
Петров привстал немножко,
Сказал: - Да, это так, -
И выкинул в окошко
Поношенный пиджак.
Сосед не удивился,
Сказал, помяв берет:
- Смотри, как накренился
Твой старый табурет. -
Петров схватил за ножку
То, что назвал сосед,
И выкинул в окошко
Соседа и берет.


НА ОТШИБЕ

На отшибе неприличный
Здесь за Пряжкою рекой
Сумасшедший дом кирпичный
Нарушает мой покой.
За высокою стеною
В стороне от глаз людских
Вдруг взрывается порою
Хохот тяжелобольных.
В пиджаках, в штанах суровых
Сумасшедшие сидят.
Ну а если ты здоровый –
Это просто сущий ад.
Визги, горькие метанья,
Как на бойне рев коров.
Индюшачьи бормотанья,
Бесконечный женский рев.
Хармс погиб в пустыне этой,
В склеп живых сюда сойдя,
Живописцы и поэты...
Вот сподобился и я.
За высокою стеною,
Как бессмысленный кураж,
Вдруг взрывается порою
Невеселый хохот наш.

* * *

В бак налили кипяток.
Бак закрыли на замок.
Не поднять его никак -
Словно сейф тяжел наш бак.
Рядом кружка на цепи -
На, попробуй, отцепи.
Бак запаян, замурован,
Ввинчен в пол, к стене прикован.
Остается к баку
Привязать собаку.




Г Е Н И Й

Гений летал над моей головой
Вроде растрепанной книжки,
Хлопали крылышки за спиной,
Как на кастрюлях крышки.

Сбоку висел пустой пенал,
Не было стрел в нем и перьев.
Гений все стрелы свои расстрелял,
Был безопасней теперь он.

Спущен лук, потускнел его нимб,
С виду мальчишка жалкий.
Громко ругаясь летели за ним
Злые вороны и галки.

Не смеется он и не поет,
А все-равно раздражает,
Тем что летает, а не ползёт,
Выше стаи летает.


23.10.1984


* * *
Я взял бумагу и перо,
Нарисовал утюг,
Порвал листок, швырнул в ведро –
В ведре раздался стук.

* * *
Как бумажный пароходик,
Среди острых, страшных льдин,
Грозно стиснутый народом,
Я лавирую один.
Tags: 1959, 1984, 20 век, 23, 23 октября, 6, 6 декабря, Олег Григорьев, декабрь, день рождения, октябрь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments