?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
17 января. Андрей Чернов
I am
vazart
Татьяна Ивановна Александрова (жена Берестова, художница и блистательная сказочница, это она написала про домовёнка Кузьку) спросила раз Валентина Дмитриевича, чем измеряется женщина? Берестов растерялся. Она сказала: "Ее отношением к другой женщине".

КУЗЬКИНА МАТЬ
баллада о сказке


. . . . . . . . .
. . . . . . . . .  Под веником кто-то был...
. . . . . . . . . . . . . . . . . . Татьяна Александрова.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . «Кузька в новом доме»


– Ага. Ага. Ага... – Татьяныванна!
Опять вы разагакались! – Ага. –
Художники не говорят пространно.
Их речь, как речка, знает берега.


Писала недурные акварели:
«Портрет ребёнка и портрет цветка».
...Мы и вообразить себе не смели,
что перед нами Муза Языка.

Хотя однажды, учинив приборку
после явления народных масс,
оттёрла, точно тряпкой, поговорку
«В браде сребро, а бес в ребро». (Во класс!)

И в том же давнем, семьдесят-срединном,
во славу зарифмованного слова
мы собрались кружком своим старинным,
всей бандой (от Кружкова до Яснова).

...О, эта сладость Берестовских сред,
то сказочное братство не по крови –
триумф провалов, изредка – побед,
обид, восторгов, дружества, любови.

Но подходило время выметаться.
Ведь и метро кончается когда-то.
«А вас, Андрей, я попрошу остаться!»
Звучало, как киношная цитата.

Народ свалил. Призналась: пишет сказку.
«О чём?» «О домовёнке». «И давно?»
«Пожалуй, с института!» «Ну, кино!
А муж-то знает?..» «Не вгоняйте в краску.
Я почитать хотела вам и Вале...
Послушаешь, Валюша?»
. . . . . . . . .. . . . . . . . . ...На диване
рассевшись, очень скоро утеряли
нить временнýю. В дом вошёл театр.
Точней – ввалился: Пудя и Нафаня,
Вуколочка, Адонька, Сосипатр,
Пармеша, Ховря, Беря, Куковяка,
Лутонюшка, Пафнутий, Веденей...
Лишь Теря всё не приходил. Однако
Сюр и Пегасий ржали у дверей.

...Очнулся. Над Беляевым белело.
Двор примерял февральские снега.
– Да это ж классика! – сказал я очумело.
А Берестов откликнулся: «Ага».


17 января 2015, Андрей Чернов.