?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Flag Next Entry
15 марта. Николай Минаев
I am
vazart
Был вечер как вечер… Закат – как закат…
Смеркалось, а я в золотой лихорадке
Навстречу потемкам, почти наугад,
Пером расторопным скользил по тетрадке.


Горячая мысль начинала кипеть,
Я был под напором девятого вала,
Рука не могла за строкою поспеть
И рифма оформиться не успевала.

В такие минуты мы только горим,
До низменной жизни какое нам дело!..
Но Муза промолвила: «Поговорим»…
И с легким укором в глаза поглядела.

Я резким движеньем перо отшвырнул,
Досада во мне с любопытством боролась,
Я голову поднял, глубоко вздохнул
И слушал знакомый взволнованный голос.

Он нервно вибрировал, нежно звеня,
Он креп и слабел, словно ветер, в движеньи:
– «Для женщины ты забываешь меня,
Ты, клявшийся мне в неизменном служеньи!

В тот вечер – ты помнишь? – с тобой я была,
Тебя эта девочка сразу пленила;
Она улыбнулась, плечом повела
И этим с дороги меня отстранила.

Пусть глаз ее просинь ясней синевы
И грация не переходит в жеманство,
Ты знаешь, что женское сердце – увы! —
Является символом непостоянства.

Сегодня она безраздельно твоя,
А завтра, быть может, отдастся другому;
Так созданы женщины, друг мой, а я
Останусь верна своему дорогому.

Я буду твоею рабой и судьбой,
Я лаской тебя окружать не устану,
Я даже на гибель пойду за тобой
И вместе с тобою дышать перестану.

Ты был от меня вдохновеньем согрет,
Ты чувствовал свежесть лирической дрожи,
Ты сам убедился, что творческий бред
Любовного бреда острей и дороже.

Зачем же ты слишком увлекся игрой?
Зачем по капризу соперницы милой
Из первой любимой я стала второй,
К которой приходят с растраченной силой?!.

Она замолчала… Погасла заря…
В соседней квартире шумели невнятно,
И на стену с улицы от фонаря
Ложились косые дрожащие пятна.

Мне сердце сдавило тоскою хмельной,
Я мыслить не смел о своем оправданьи,
А Муза, как совесть моя, предо мной
Стояла в отчаяньи и в ожиданьи.

Я вымолвил только: «Прости…» и затих,
Но теплые руки мне шею обвили,
И знойные губы коснулись моих
И творческим жаром меня оживили.

Я лампу зажег и шарахнулась мгла,
И вновь торопливо скользя по тетрадке
Рука за строкою поспеть не могла
И нежилась кровь в золотой лихорадке…



<15 марта 1928>