Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

1 мая. 20-ый век, вторая половина

здесь - Борис Чичибабин, Александр Аронов, Вениамин Блаженный, Илья Тюрин.


                 ЧУФУТ-КАЛЕ
ПО-ТАТАРСКИ ЗНАЧИТ «ИУДЕЙСКАЯ КРЕПОСТЬ»


Твои черты вечерних птиц безгневней
зовут во мгле.
Дарю тебе на память город древний —
Чуфут-Кале.
Как сладко нам неслыханное имя
назвать впервой.
Пускай шумит над бедами земными
Небес травой.
Недаром ты протягивала ветки
свои к горам,
где смутным сном чернелся город ветхий,
как странный храм.
Не зря вослед звенели птичьи стаи,
как хор светил,
и Пушкин сам наш путь в Бахчисарае
благословил.
Мы в горы шли, сияньем души вымыв,
нам было жаль,
что караваны беглых караимов
сокрыла даль.
Чуфут пустой, как храм над пепелищем,
Чуфут ничей,
и, может быть, мы в нем себе отыщем
приют ночей.
Тоска и память древнего народа
к нему плывут,
и с ними мы сквозь южные ворота
вошли в Чуфут.
Покой и тайна в каменных молельнях,
в дворах пустых.
Звенит кукушка, пахнет можжевельник,
быть хочет стих.
В пустыне гор, где с крепостного вала
обзор широк,
кукушка нам беду накуковала
на долгий срок.
Мне — камни бить, тебе — нагой метаться
на тех холмах,
где судит судьбы чернь магометанства
в ночных чалмах,
где нам не даст и вспомнить про свободу
любой режим,
затем что мы к затравленному роду
принадлежим.
Давно пора не задавать вопросов,
бежать людей.
Кто в наши дни мечтатель и философ,
тот иудей.
И ни бедой, ни грустью не поборот
в житейской мгле,
дарю тебе на память чудный город —
Чуфут-Кале.


1975


Примечание: на майские праздники Чичибабиным удалось совершить путешествие по Крыму.

ПЕРВОЕ МАЯ

Я бродил, увлекшись праздником,
Не глядя на часы.
Надвигая первоклассникам
Фуражки на носы,

Тротуаром, будто бережком,
Напевая ерунду,
Улыбающимся девушкам
Кивая на ходу...


<Середина 1970-х> Александр Аронов.




***
Костер цыганский, где все сгорело,
Сгорела юность, сгорели страсти,
Сгорело тело - былое тело,
Сгорели кудри цыганской масти.

Костер цыганский - моя отрада,
Лежит во мраке ночное поле,
А все же сердце чему-то радо -
Последней воле, последней боли.

Костер цыганский, тебя целую -
И не прошу я тебя: " Воскресни ", -
Давно сгорели - истлели угли,
Давно цыгане ушли из песни...


1 мая 1985, Вениамин Блаженный



ДОЖДЬ В МОСКВЕ

Немногие увидят свой конец
Таким, каким я вижу этот ливень,
Где медленно из облачных овец
Вдруг молния высвобождает бивень.

На улицах спокойно. Полных вод
Хватило для того, чтоб все колеса,
Все фары, каждый каменный завод,
Все небеса – удвоились без спроса.

И время ненаказанным бежит,
Но розга не впустую просвистела.
Во всем, к чему он сам принадлежит,
Глаз не находит собственного тела.

А значит, все на месте, все с тобой.
Жизнь и разлука с ней неразличимы,
Но первая отходит от второй
На полшага: мы делаемся зримы

Самим себе и миру самому.
Таков последний миг, но не расплаты.
Мы вытесняем, погрузясь во тьму,
Свет в последождевую кутерьму –
На плиты стен и кровельные латы.


1 мая 1997, Илья Тюрин.

Tags: 1, 1 мая, 1975, 1985, 1997, 20 век, Александр Аронов, Борис Чичибабин, Вениамин Блаженный, Илья Тюрин, май, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments