?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
1 мая. 20-ый век, вторая половина
I am
vazart
здесь - Борис Чичибабин, Александр Аронов, Вениамин Блаженный, Илья Тюрин.


                 ЧУФУТ-КАЛЕ
ПО-ТАТАРСКИ ЗНАЧИТ «ИУДЕЙСКАЯ КРЕПОСТЬ»


Твои черты вечерних птиц безгневней
зовут во мгле.
Дарю тебе на память город древний —
Чуфут-Кале.
Как сладко нам неслыханное имя
назвать впервой.
Пускай шумит над бедами земными
Небес травой.
Недаром ты протягивала ветки
свои к горам,
где смутным сном чернелся город ветхий,
как странный храм.
Не зря вослед звенели птичьи стаи,
как хор светил,
и Пушкин сам наш путь в Бахчисарае
благословил.
Мы в горы шли, сияньем души вымыв,
нам было жаль,
что караваны беглых караимов
сокрыла даль.
Чуфут пустой, как храм над пепелищем,
Чуфут ничей,
и, может быть, мы в нем себе отыщем
приют ночей.
Тоска и память древнего народа
к нему плывут,
и с ними мы сквозь южные ворота
вошли в Чуфут.
Покой и тайна в каменных молельнях,
в дворах пустых.
Звенит кукушка, пахнет можжевельник,
быть хочет стих.
В пустыне гор, где с крепостного вала
обзор широк,
кукушка нам беду накуковала
на долгий срок.
Мне — камни бить, тебе — нагой метаться
на тех холмах,
где судит судьбы чернь магометанства
в ночных чалмах,
где нам не даст и вспомнить про свободу
любой режим,
затем что мы к затравленному роду
принадлежим.
Давно пора не задавать вопросов,
бежать людей.
Кто в наши дни мечтатель и философ,
тот иудей.
И ни бедой, ни грустью не поборот
в житейской мгле,
дарю тебе на память чудный город —
Чуфут-Кале.


1975


Примечание: на майские праздники Чичибабиным удалось совершить путешествие по Крыму.

ПЕРВОЕ МАЯ

Я бродил, увлекшись праздником,
Не глядя на часы.
Надвигая первоклассникам
Фуражки на носы,

Тротуаром, будто бережком,
Напевая ерунду,
Улыбающимся девушкам
Кивая на ходу...


<Середина 1970-х> Александр Аронов.




***
Костер цыганский, где все сгорело,
Сгорела юность, сгорели страсти,
Сгорело тело - былое тело,
Сгорели кудри цыганской масти.

Костер цыганский - моя отрада,
Лежит во мраке ночное поле,
А все же сердце чему-то радо -
Последней воле, последней боли.

Костер цыганский, тебя целую -
И не прошу я тебя: " Воскресни ", -
Давно сгорели - истлели угли,
Давно цыгане ушли из песни...


1 мая 1985, Вениамин Блаженный



ДОЖДЬ В МОСКВЕ

Немногие увидят свой конец
Таким, каким я вижу этот ливень,
Где медленно из облачных овец
Вдруг молния высвобождает бивень.

На улицах спокойно. Полных вод
Хватило для того, чтоб все колеса,
Все фары, каждый каменный завод,
Все небеса – удвоились без спроса.

И время ненаказанным бежит,
Но розга не впустую просвистела.
Во всем, к чему он сам принадлежит,
Глаз не находит собственного тела.

А значит, все на месте, все с тобой.
Жизнь и разлука с ней неразличимы,
Но первая отходит от второй
На полшага: мы делаемся зримы

Самим себе и миру самому.
Таков последний миг, но не расплаты.
Мы вытесняем, погрузясь во тьму,
Свет в последождевую кутерьму –
На плиты стен и кровельные латы.


1 мая 1997, Илья Тюрин.