?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Next Entry
3 июня. Пара стихов-3
I am
vazart
Владимир Диксон, Анатолий Гейнцельман.


Жестокий шум движенья городского
Меня пытает, ранит и томит.
Я ухожу из времени людского
В иные дни, как в сокровенный скит.

Я снова там, на берегу реки,
Где каждое мне дерево знакомо;
В тяжёлой ржи синеют васильки,
Мне радостно, и сердце снова — дома.

Вот старый лес, и белая дорога,
И по холму ползущее село.
— Растаяла пугливая тревога;
Мне хорошо, и на душе светло.

Сестра моя, смиренная берёза,
Поведай мне, что было без меня:
Кто лил по мне заботливые слёзы,
Мой детский образ в памяти храня?

А ты, мой брат, нетерпеливый ветер,
Поведай мне: пока я не был здесь,
Кто в сердце мне лукавой мыслью метил
И ложную коварно сеял весть.

За каждый знак правдивости и ласки
Моя душа несёт свою любовь,
И в сложности своей житейской сказки
Былые дни благословляет вновь.

Но чёрствых слов — неверных и лукавых —
Я в гордой жизни не хочу хранить:
Не может сердце помнить зло неправых
И в серой злобе не умеет жить.

Русь васильковая цветёт, как прежде,
Бегут пути по зелени полей;
Я прохожу в таинственной надежде
И в памяти о родине своей.


<3 июня 1928>, Женева—Париж. Владимир Диксон.



ПЛАТАН

Напротив моего окошка
На фоне облаков платан
Качается всегда немножко,
Сгибая женственный свой стан,

Как будто с дружеским приветом,
И тысячи его листов
Хотят беседовать с поэтом,
Что их понять всегда готов.

Красавец женственный глубоко
Ушел корнями под ручей,
Над ним раскинулся широко
Готический шатер ветвей.

Днем, как Сиенская Мадонна,
Блестит на фоне золотом
Он по лазури небосклона,
Став белым к вечности мостом.

Чернеет он меж кипарисов
Ночной порой, как верный страж,
На каменных домов кулисах,
Глядя на звездный экипаж,

Кружащийся в провалах неба,
Медведица над ним Большая,
И Млечный Путь, и к утру Вега,
И Андромеда золотая.

И часто из людского ада,
Вживаясь мысленно в платан,
Как легендарная дриада,
Уйдя в лазурный океан,

Я растекаюсь и качаюсь,
Я шелещу среди ветвей,
Я с родником в земле купаюсь
Среди личинок и червей.

И, звезд приветствуя круженье
Сребристым трепетом листов,
Я превращаюсь в сновиденье,
Я к вечности словам готов!


3 июня 1945, Анатолий Гейнцельман.