?

Log in

No account? Create an account
I am

vazart


Блог Владимира Азарта

Каждый день творения


Previous Entry Share Flag Next Entry
В день рождения Петра Шумахера (1817 - 1891)
I am
vazart
Какой я, Машенька, поэт?
Я нечто вроде певчей птицы.
Поэта мир — весь божий свет;
А русской музе тракту нет,
Везде заставы да границы.

И птице волю дал творец
Свободно петь на каждой ветке;
Я ж, верноподданный певец,
Свищу, как твой ручной скворец,
Народный гимн в цензурной клетке.


1880


ПРОГРЕСС

Как твёрдо, бойко и машисто
Вперёд шагает человек,
И в дельной роли машиниста
Чего не выдумал наш век?
Летит по проволоке слово,
Из газа льётся яркий свет,
И солнце с неба голубого
В альбом рисует твой портрет.
Напрягши ум, в порыве рьяном,
Разбив преграды в пух и прах,
Сквозь недра гор и океаном
Прогресс несётся на парах!..
Но мы кадить ему не будем;
Пусть скажет опытность сама:
Теплей ли стало бедным людям
От искр холодного ума?
Честней ли сделалися люди,
Добрее ль стали их сердца,
Свободней, легче ль дышат груди,
Казнит ли совесть подлеца?..
Авось другое поколенье
Увидит лучшие года!
Теперь всё то же направленье,
Теперь всё та же ерунда.
Всё так же рассевают смуты
И держат знамя кабалы
Богопомазанные плуты
И венценосные ослы.
Всё так же душат клич свободы
Остроги, пушки и штыки,
Всё так же бедствуют народы
Да благоденствуют — полки;
Гребут всё так же денег горы
И гладят сальные пупы
Уполномоченные воры —
Купчишки, власти и попы...
И чуть раздастся голос смелый
На кару подлости и зла —
Замрёт в гортани онемелой
Глагол про гнусные дела...

И где тропины к тем могилам?
Скажи, о родина моя!
Где мир снискали честным силам
Твои погибшие друзья?


С-Петербург, 1869



КРИКИ РАЗНОСЧИКОВ

В немой тоске один сижу больной;
Передо мной унылый вид на крышу;
Живой души не вижу ни одной,
Лишь со двора глухие крики слышу.
О родине раздумаюсь подчас:
У нас есть всё, мы всем, кажись, богаты;
Но отчего не многие из нас
На общий труд выходят вон из хаты?..
‎«Халат-халаты!»

Потешно мы свершаем жизни путь,
То шаг вперёд, то два шага обратно;
Впрягли „авось“, „небось“ и „как-нибудь“,
Да и кружим по Руси необъятной.
И думаем, что мы летим вперёд,
Что, натянув взамен кафтанов фраки,
Цивилизованный вдруг сделались народ
И затевать со всеми можем драки...
‎«Живые раки!»

И что нас ждёт? Чем кончится сумбур?
Опомнимся, как вздуют нас вторично:
Уверены в себе мы чересчур,
Хвастливы мы уж больно неприлично;
Сторонники классических наук,
На деле мы плохие филозо́фы;
Что нас спасёт, помилуй бог, как вдруг
Мы доживём до грустной катастрофы?
‎«Бутылки-штофы!»


С-Петербург, 1872.



РОССИЙСКИЙ ТУРИСТ

Гнилому Западу в угоду,
Его умом хотим мы жить
И сдуру приняли методу
Всё иностранное хвалить.
Чтоб сверить с былью небылицу,
Я взял каюту на Штетин
И лично ездил за границу
Как патриот и дворянин;
Туда пробили наши тропу,
Всё, вишь, хотят на тот манер...
И чёрт занёс меня в Европу! —
В России лучше не в пример.

Про англичан и их свободу
Что «Русский вестник» ни пиши,
А всё у этого народу
На первом плане барыши:
Везде конторы и амбары,
И свист, и копоть от машин...
Плевать хотел я на товары,
Я не купец, — я дворянин;
Предоставляю Бутенопу
Машины строить для афер...
И чёрт занёс меня в Европу! —
В России лучше не в пример.

Французы — те иного роду;
Они какие-то буфы;
Имеют шик, весёлость, моду,
Но очень мало комильфы:
Там барин вежлив пред лакеем,
Там всякий дворник — господин;
Я не привык к таким идеям,
Я не Прудон, — я дворянин;
По мне, мусьё нейдёт к холопу,
С него довольно и монтер...
И чёрт занёс меня в Европу! —
В России лучше не в пример.

И немцы знатную породу
Роняют низким ремеслом;
Там продаёт эрцгерцог воду,
Там держит принц игорный дом.
Я только в Австрии заметил,
Что уважают род и чин;
Там вольнодумства я не встретил,
Там я вполне был дворянин.
Как жаль, что задали ей трепу!
А всё Людовик-лицемер...
И чёрт занёс меня в Европу! —
В России лучше не в пример.

Про итальянскую природу
Пусть вам расскажут маляры;
От нищих просто нет проходу,
И нет спасенья от жары.
Там что ни шаг, то галереи;
Я обезножел от картин,
Мне тошно вспомнить про музеи,
Я не артист, — я дворянин.
Стоишь подобно остолопу
Средь этих мраморных венер...
И чёрт занёс меня в Европу! —
В России лучше не в пример.


С-Петербург, 1861 г.