Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

15 сентября. Игорь Юрков

пара стихов.


НЕЗАБУДКИ

От этих незабудок,
Сделанных из глины болота,
Отдающих на посуде
Благоговейной позолотой –
Беги! Их вылепила сырость
Из голубой, тяжёлой глины.
Они среди безмолвья выросли –
Всегда наивны и невинны,
Но от них – бессонница, лень,
Паруса и даль ночная.
Дух тишины и забвения –
Незабудка сырая.


15 сентября 1927




СЕДЬМОЙ ДЕНЬ

Я иду дорожкой и вижу:
В знойный воздух вошли тополя
И, бросая короткие тени,
Бормочут сухие слова.
Сухо всё, пусто всё – не вздохнёшь,
Переломаны астры и тени,
Есть осенняя кроткая ложь –
День проходит как сновиденье.
В сенцах бочка пахнет водой,
Хочется спать, болит голова,
А выйдешь – высоко над тобой
Стоит сухая листва.
У школы жалят пчёлы,
Висит расписанье уроков,
Забудешься: быт – стирают бельё,
Льётся вода, стучат молотки,
Вот умирает пчела в паутине…
Как хочется спать, хочется пить,
хочется петь.
У церкви в длинной тени стоят корзины
С фруктами и хотят улететь.
Всё ненадёжно – готово к полёту
Вслед за сверчками, вслед за плотником,
и мне бы,
И мне бы полететь в сухие соты
Òблака, в золотое небо.
А в комнате она лежит, она больна:
Сверчок одно, часы одно, запах одно, –
Вечером спадёт жар, закроют окно,
И лихорадка зашелестит у окна.
А пока спи, спорь с пылью,
Спорь с одеялом, с подушкой,
Спорь с тем, что когда-то были
Лица, тени и души.
Вот она видит лавочку Лейзера,
Банки, полные пыли и фасоли,
Бородку Лейзера, сиянье вкруг головы,
– Он кашляет, он болен.
Рваный пиджак запачкан мукой,
Ему душно – пиджаку, ему тесно,
Он живёт сам по себе, совершенно пустой,
Рубит дрова и поёт песни.
О, если б хоть раз (больная простонала)
Если б хоть раз зайти в бакалею,
Купить картошки, восьмушку сала
И бутылку жёлтой олеи…
От мешков тень,
От ставень тень,
От всего тень, можно взять тень руками
И уронить её, но некогда, но лень
Заниматься такими пустяками.
Ну, ещё раз (она закрывает глаза):
Бородка, морщинки, его глаза,
Мешок влево, мешок прямо,
Гудят пчёлы и плачут дети,
И нет воздуха.
Тот самый
И здесь мешок в неживом свете.
Так думает больная. Я прохожу мимо
Дворика, мимо белых гардин,
Мимо школы, мимо ветра,
Как и всегда один.
Есть разнообразие в одиночестве, есть
Даже некоторый юмор в одиночестве,
есть и тоска,
Сколько раз я проходил здесь,
Любуясь на огороды и облака.
Сентябрь – золотая длинная тень,
Дорожка в сад.
(Мне жарко, мне грустно),
Да где же я, в какую лень
Забрёл, в какую пустошь?
Лень течёт прослойкой, дрожа у забора,
Подумать можно, что воздух
Колеблет ягодки рябин,
А вечером путает звёзды.
На улице, поросшей травой, ходит петух,
Кричит петух, падает небо,
Кричит петух, выкатывая глаз,
Торчит мальва и падает небо.
Вот улица уходит в потёмки
Сквозь осень, вот дымок, вот звук,
Вот часы в маленьком домике
Заводит паук.
– Ты счастлив, счастлив, счастлив! –
Так
стучат
часы, –
Ты чаще приходи,
Читай, считай, чувствуй, учись! –
Так
стучат
часы.


14-15 сентября 1926
Tags: 15, 15 сентября, 1926, 1927, 20 век, Игорь Юрков, сентябрь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments