Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

16 сентября. Игорь Юрков

ПРОГУЛКА НА ПАМЯТЬ

Колоколенки, колокольня,
Гирлянды тени на стене.
Там тяжёлый водопад прохлады;
Булыжники, нагретые солнцем,
Вводят нас в полдень.
Она проходит по булыжникам
И, босой ногой ступая
В прохладу коридора,
Ведущего в монастырский сад*,
Она чувствует холодок
Грозящей лихорадки.
Кран водопровода
Капает,
Катятся капли, наполняя
Деревянную кружку обеда.
Не оборачивайся! –
Огромное барокко**,
Выдавливая воздух,
Хочет закрыть коридор.
Под каштаном
(По традиции, думаю я)
Лежит поломанная бочка.
Бочка-корабль, покачиваясь,
Отплывает в голубую теплынь.
Так мы проходим несколько шагов.
Какая микроскопическая картинка:
Мы в коридоре яблонь,
Где воздух,
Просачиваясь голубыми струйками,
Раздувает её юбку.
Клянусь, это – июль!
– Сентябрь.
Посмотри
(Она смотрит, обнимая ствол),
Какая масса красок:
Белые, голубые, жёлтые,
Синие, лиловые, красные,
И краски – вовсе не существующие,
Переходящие то в звук –
Крик петуха,
То в запах –
Её кожи.
Поляны помидоров,
Горы груш и яблок,
И рядом – астры,
Около которых холодно
И легко дышать.
Георгины, нарисованные на воздухе –
Они легко покачиваются
И, если бы могли думать,
Думали б о заборах, о стирке,
О резком воздухе гнили – приюте грибов,
О собаке, доживающей последнюю осень.
Настурции – цветы чайников
И ещё тёплых вечеров,
Когда гуляющие кавалеры
Бросают окурки, попадая им в чашечки.
– Странно, – говорит она, –
Я ничего не понимаю. –
А понимаю ли я?
Ты мечтаешь о музыке.
Она бы, расширив сад
До пределов, за которыми –
холод, солнце и страх,
Не могла бы соперничать
С колокольней.
Да и музыка ль это была б? –
Просто водопад тени
С грохотом упал бы
Со стены,
Обдавая булыжник
Кинематографической лентой прибоя,
Расшатывая – подумай – даже
Основание башни,
Но не сдвинув мухи
На её карнизе.
Сверху,
Отсюда сверху,
Следя за воздушной линией стрижа
(Так же очерчена её шея
Воздушным рисунком),
Склонившись вместе с колокольней,
Врываясь белым столбом
В нагретый воздух
И оттеснив его к полям –
Мне равно была странной
Жизнь мухи
И твоя жизнь.
Сверху,
Отсюда сверху
И чуть ниже, где лепные ангелочки
Осыпают извёстку вниз, –
Отсюда я вижу,
Как поворачивается горизонт
Голубым шаром.
Он висит? Или мы висим,
Захлёбываясь в ветре?
О, если бы теперь
Была мне доступна
Эта свежесть лужицы
Между камнями,
Вздох, исцеляющий от всех болезней,
Чувство свободы стрижа, –
Я, быть может, ожил бы.
Милая лужица,
Здесь, на колокольне,
Ты отражаешь немного неба,
Где плавает листик акации,
Должно быть, занесённый птицей.
Сверху,
Отсюда сверху
Отчётливо видна дорога;
Она чуть наклонно,
Чуть покачиваясь
Ухолит под деревья,
Где едва видно твоё платье.
Где теперь те люди,
Что лепили ангелочков,
Облокотясь на небо?
Пустые глаза масок
Так же внимательно и бессмысленно
Глядят в поля.
Сердобольные пустышки –
Сочувствие и юмор.
От колокольного звона
Ангелочки осыпались вниз,
Бессмысленно ободряя друг друга.
– Ещё одной поломанной астрой стало больше, –
Сказала она, входя в тень,
И перемена была поразительна:
Холод обдал её запахом
Земли и гнилушек;
Лёгким запахом зелени
Тишина шептала о том,
Что дальше забора ничего нет
И всё кончено.
– Не верь!
– Не верь ничему!
Выйди из тени! –
Я зову тебя, сидя на лесенке,
Нагретой солнцем.
Но ты не отзываешься.
Я всматриваюсь – тебя уже нет:
Поломанная астра,
Солнце
И заборчик уезда.


16 сентября 1928, Санаторий (Боярка?)

________________________________
*Фруктовый сад Троицкого монастыря (основан в 70-х годах XVII века) в Чернигове.
**Колокольня Троицкого монастыря (1771–1775, барокко, высота 58 м.).
Tags: 16, 16 сентября, 1928, 20 век, Игорь Юрков, сентябрь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments