Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

26 ноября. Игорь Юрков

пара стихов.


ХРАМ

Соседки беседуют о длинном обеде,
О всяких обидах, о бедных, о том,
Что ошеломляющий воздух ломится в переднюю
Прямо с улицы и пахнет снежком.
Однако снега нет, высокие рябины
Беспомощно висят между облаков.
День короток, вечер длинен
Для карт, бутылок и стариков.
Невесело им.
Железнодорожники
Режутся в «железку» и водку пьют.
Накурено так, что жёлтые рожи
Колеблются, вот-вот разольются и утекут.
Молодёжь над пряниками играет в фанты,
Выходит за надобностью в сад.
Словом, пир горой: кричат пьяные
Или, рассевшись в углу, молчат.
Если выйдешь в сад – темно и сыро,
На чёрные деревья падает туман,
Глухо вдали, на границе мира
Играет гармошка, гудит барабан.
За прудом, за церковью справляют сватанье,
В тесном кружке топочут сапогами.
Там мутная луна за клёнами горбатыми,
Там мутное пятно летит над домами.
Если выйдешь в сад, увидишь: огоньки
Еле-еле светят сквозь голые ветви,
Поют дружки от горькой тоски,
Оттого, что одни на белом свете.
И думается тебе: это песнь, бормотанье барабана –
Волны тленья, там умирает быт.
И ты стоишь одна, и глухо, из тумана,
Далёко чей-то голос плачет навзрыд.


26 ноября 1926

_______________________
Примечание: Храм – православный праздник в честь какого-либо персонажа или события, которым посвящены собор либо другое культовое сооружение в данной местности («Спас», «Троица», «Святой Николай», «Пречистая» и т.п.); обычно широко отмечаются в сёлах украинского Полесья.



СВЕТ ЗИМОЙ

Нельзя ни сплетничать зимой, –
Такая тишина и радость!
И отмечаешь день строкой
Певучей, медленной и слабой.
Я вслушиваюсь: вдалеке
Поют, шуршат и замирают,
В сухом, серебряном песке
Сады стеклянные сгорают.
Разбойники летят гурьбой,
Теряя шляпы и пистолеты,
И обратившись в вихрь сухой
Ложатся в книгах, в кабинете.
Шарманка старая мечты,
Крути, крути – ты не успеешь,
Пусть тихо падают листы
И книги толстые глупеют.
Течёт из шкапов музыка,
Шуршат и падают страницы.
Душа, что любит свысока
Никак не может покориться.
Пусть в кухне капает вода,
Пусть я хоть в этот час увижу,
Что наши сказки и года –
Лишь кукольная неподвижность.
Они сидят. Слетает снег
Едва-едва на их ресницы.
Им тошно и легко во сне,
Им всё неможется, им спится.
Вот трубочисты, копоть, сор.
Смешно, хвостатые ребята,
Глядите, тянет тощий вор
Из головы худую вату.
Глупеют книги, тишина
Хватает медленно за горло.
Сиди у тёмного окна,
Гляди на улицу упорно.
В прозрачном омуте светя,
Растут серебряные лапы,
Летит бумага, шелестя,
Всё недописанная, на пол.
И ходишь в маске восковой,
И судишь трезво и прилежно,
Что день прошёл, идёт другой,
И третий будет неизбежно.
И всё-таки от счастья дух
Захватывает, и читаешь
Певучие страницы вслух
И жизнь поэмой называешь.


26 ноября 1927, Игорь Юрков.
Tags: 1926, 1927, 20 век, 26, 26 ноября, Игорь Юрков, ноябрь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments