Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

4 декабря. Игорь Юрков

СКАЗКА ПРО РАЗБОЙНИКА ПЕТРОВИЧА

Не чёрная шляпа, не месяц над трубой, –
Разбойник Петрович возвращается домой.
Тень, кривляясь, бежит по сугробу,
Черна и верна ему до гроба,
Ждёт его жена, не дождутся дети.
Хрустнул снежок, поднялся ветер.
У соседа старьёвщика всё не спят,
В тусклом окошке свечи горят,
Старьёвщик считает свои барыши:
Червонцы к червонцам, к грошам гроши.
Тяжёлый сундук день ото дня тяжелей,
Хранит стоны вдов и слёзы детей.
Нищий печально с его двора бредёт,
Дует на руки, кривит рот.
Стужа такая, что на лету
Замерзают птицы, розы на окнах цветут.
Хорошо купцу в пуховой постели
Рядом с женой слушать вой метели,
Хорошо священнику Богу молиться,
Если печь трещит и тепла светлица.
Петрович всё видит – ничего не скажет,
Поужинает, вздохнёт, да и спать ляжет.
Спит Петрович, спят дети, спит жена.
В окнах только тучи, снег да луна,
Да кое-где, точно светляки,
Горят по окнам ещё огоньки,
Да весёлый гуляка приятелей ведёт
И никак свой дом в темноте не найдёт,
А темнота такая, что иголки сбирай –
Полный месяц блестит, чернеет сарай.
И снится Петровичу странный сон,
Будто в засаде у мельницы он.
Слышит – кто-то идёт, видит – старик,
И чуден его неподвижный лик,
И говорит он Петровичу: «Душу свою спасай,
Трудись, работай и бедным помогай.
Дам я тебе серьги, носи их, пока
На совести лежит чужая тоска.
Когда же будет жизнь твоя хороша,
Спадут серёжки и спасётся душа».
Проснулся Петрович – и в самом деле
В ушах чудесные серьги блестели.
Помолился Петрович, и с этих пор
Обменял ружьё на крепкий топор.
Был он плотник хороший: рубил, строгал
Изделья свои в городе продавал.
Проходят дни, но чудо какое –
Серёжки висят, и сердце не знает покоя.
Месяц проходит. Проходит год.
Однажды Петрович по лесу идёт.
Тень, кривляясь, бежит по сугробу,
Черна и верна ему до гроба.
И видит Петрович: старьёвщик не спит,
Считает деньги проклятый жид.
Дверь не заперта, задвижка снята.
Входит Петрович в грязную хату.
Не взвидел он света, махнул топором,
Старьёвщик упал, и вздрогнул дом.
Липкая кровь течёт, нога скользит,
Свечка под ветром едва чадит.
Огромный сундук пуст навсегда –
Проклятое золото Петрович раздал
Сиротам, вдовам и беднякам,
Тем, у кого пустой карман,
Тем, кто голоден, сидит без огня,
Жизнь и душу свою кляня.
Приходит Петрович – навстречу жена:
– Я знаю, душа твоя спасена.
Заходил тут старик и тебя не застал
И чудную весть о тебе рассказал.
Он сказал мне: «Слушай меня, жена,
Твоего мужа душа спасена,
Скажи ему, что он избавил от злодея свет,
Что у него серёжек больше нет».
Петрович выбежал, никого – снег да луна… –
Так была разбойника душа спасена.


4 декабря 1925, Боярка.


Примечание.
По рассказам племянницы поэта, Натальи Владимировны Юрковой, стихотворение это было написано Игорем по просьбе его матери, с детства – при всей живости её характера – воспитанной в благоверии (влияние Смольного института), с возрастом становившейся всё набожней.
Tags: 1925, 20 век, 4, 4 декабря, Игорь Юрков, декабрь, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments