Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

В юбилей Веры Кузьминой

45 - замечательному уральскому поэту!

Хочется просто пожелать Вере человеческого счастья, которое бы помогало и работать, людей лечить, и писать, радовать их новыми стихами. Хотелось бы пожелать ей новых встреч с людьми, которые слушают и понимают.


СТОРОЖИХА НА БРОДУ

Зимней ночью холодно и тихо, пёс из будки смотрит на звезду...
На крыльцо выходит сторожиха дровяного склада на Броду.
Пахнет снегом, деревом, мышами - "Развелось мыша да хомяка!"-
Толстая, усталая, большая, XXL - размер пуховика.
Загулял мужик-то, сука в ботах, за него на складе поживи...
Мир такой - большие для работы, маленькие, значит, для любви.
Мир такой - ночной, морозный, мутный, только звёзды радуют, горя...
А в Расее верят не кому-то, а в кого-то...в Бога и царя.
Только далеко-далёко царь-то, Бог поближе - столько нынче звёзд...
Вон скрипят по небу Божьи нарты, кучером у Бога - Дед Мороз,
Новый год уж скоро...Крысы, что ли..."Развелось мыша да хомяка!"
Синим ветром и морозным полем пахнет от её пуховика,
И Господь глядит светло и строго: "Что, идёшь?" - "Иду уже, иду..."
Два шага всего до санок Бога от крылечка склада на Броду.
"Ну, проси. Чего ты хочешь, Валя? Ибицу? Айфон или айпад?"
"Господи, чтоб доски не украли."
"Всё?"
"Ага".
"Ну что ж, иди назад."
Звёзды - Богом ставленые свечки - льют на снег лимонный слабый свет.
Сторожиха Валя на крылечке крестит Божьи саночки вослед:
Скрылись за звездою цвета меди, вынырнули около Луны...
"Ладно, Он ещё, поди, приедет.
Попрошу, чтоб не было войны".


2 января 2020


ТРИ СЫНА

Лебеда и полынь на обочине,
Лес берёзовый, спелая рожь.
Здесь когда-то кукушка пророчила:
Ты, мальчонка, до ста доживёшь.
Деревянные стены с полатями,
Лай кудлатых ленивых собак.
Жили-были три сына у матери:
Двое умных, а третий дурак.


"Здравствуй, мама. Как Лёша и Гришенька? Новый фельдшер-то Гришу смотрел?
Так охота домашней яишенки и картошки, печёной в костре.
Не прокормишь ты борова Борьку-то, пусть зарежет кривой Каленчук.
Тут река на границе - не бойкая, называется Западный Буг,
Ходим берегом, окуни плещутся, часто слышим нерусскую речь.
Перемёт бы...хотя бы подлещика, да границу-то надо стеречь.
Через месяц прощаюсь с ребятами, и домой, в наш любимый Рассвет.
Мама, Нину Орлову просватали? Ты скажи - от Сергея привет.
Посылаю вам ящик с консервами, пусть Гришуха сгущёнки поест."

Ниже дата. Июнь. Двадцать первое.
А на штемпеле значится: Брест.

"Здравствуй, мама. Спасибо за варежки. Март на Висле - ещё не весна.
Плохо - в бане никак не попаришься, вот вернусь, истоплю докрасна.
А фашистская гнида измучена, гоним гансов, им скоро конец.
Как Гришуха-то? Часто падучая? Всё играет в лошадки, стервец?
Сорок лет дурачине упрямому, как скажу, так не верит никто.
Из Берлина, маманя, из самого привезу патефон и пальто.
Смерть безглаза, для всех одинакова, нынче видел убитых лосей.
Не простынь, без платка не выскакивай. Обнимаю. Твой сын Алексей."

Мужики - не бумажки казённые
Жили-были, да Бог не сберёг.
За иконами - две похоронные
И свидетельства жёлтый листок.
Эпилепсия...Буковки бурые.
Помнишь, сына несла в подоле?
Хорошо дураками и дурами
Век прожить на российской земле.

Заполняет ивняк и черёмуха
Берега неглубокой реки.
Еле слышно, незримо, без промаха
Над кустами летят шепотки:
"Кудри чёрные. Бати. Серёгины.
Брови Нины Орловой - углом..."
Лист черёмухи за руку трогает:
"Я родился бы в сорок втором."

"Мой отец - Алексей из Рассветовки, -
Шепчет лесу дорожная грязь.
Не зовёт, не рыдает, не сетует:
"Я бы в сорок седьмом родилась.
С дядей Гришей играли бы в рыцари,
Он бы нас на загривке катал..."

Три бумажки казённые выцвели.
Кроме них - ничего. Пустота.
Три казённых бумажки с печатями:
Всё не то, не о том и не так.

...Жили-были три сына у матери:
Двое умных, а третий дурак.


2013



***
Под ногами - крошево снежных глыб: много их лежит - до перил моста.

Саночки по снегу-то скрип да скрип: мать на Пискарёвку везёт Христа.
Шепчет небу, улицам, январю: "Бати не послушал сынок Христос:
Кану галилейскую повторю...Чудо застывает в такой мороз.
Как ни бился, паечка - вот она: сто и двадцать пять, а побольше - шиш,
Да и ту соседям...попросят - на: тот меня постарше, а тот малыш".


Всё везёт да шепчет: "Сейчас бы рыб, фиников, хлебов - да кусать, кусать..."
Саночки по снегу-то скрип да скрип, будто повторяют: сто двадцать пять.
"Хоть бы двести" - голос вконец охрип, "хоть бы двести" - шепчет бескровный рот.
Саночки по снегу-то скрип да скрип: мать на Пискарёвку Христа везёт.
Довезла...а санки-то, глянь - пусты. Где сынок, не видели, злые львы?
Где сынок, поведайте мне, мосты?
...стал блокадной пайкой, водой с Невы.
Кровь и тело. Молча застыла мать, снятые перчатки дрожат в руке.
Страшное причастье - сто двадцать пять и вода из проруби на Неве.
Саночки по снегу-то скрип да скрип: "кровь и тело" - слышится, "хлеб-вода"...
А на Пискарёвском в тени от лип видят Богородицу иногда,
Да никто не может её догнать, хоть бегут за ней, не жалея ног.
Ходит и бормочет: "сто двадцать пять", и зовёт тихонько: "сынок, сынок..."

2019

СТОПЯТЬСОТАЯ                                

         Тому, кого люблю.


А луна - смешная большая лошадь подбирает в небе овес и рожь. Слишком много прожито, мой хороший, а тобой ли, мной ли - не разберешь.
Я пришла, наверное, стопятьсотой - воробей, кусака, щенок, малыш. Помнишь, так же сыпалась позолота с живота луны на верхушки крыш? "...три поллитры - хватит ли двух десяток? Погуляй, дочурка...ну, будем, Вить..." Ты сидел со мной на крыльце дощатом, говоря, что батя завяжет пить.
Если рак хватает, то мертвой хваткой - не помогут скомканные рубли. Я лицом уткнулась тебе в лопатку после слов: "Мы сделали, что смогли".
Мы тогда друг друга еще не знали, только знали, кто-то решил за нас: чтобы в горе, в дикой слепой печали не запить, не скурвиться, не пропасть - мы должны тихонько дышать под кожей и судьбе, и времени вопреки, не встречаясь, исподволь стать дороже, чем привычный палец своей руки.
Бог придумал: люди друг другу - нити. Переврали: Божьи-де мы рабы. С первых дней мы вшиты. Точнее - вжиты, закрывая раны чужой судьбы. Мы до встречи рвали чужие фото, имена и годы паля дотла...
Я пришла, наверное, стопятьсотой. Потому что, знаешь...всегда была.

2014



ГРИШКА ОТРЕПЬЕВ

                   По народному преданию, Марина Мнишек
                   после смерти обратилась в сороку.

Царь Отрепьев едет по жену,
Развеселый, пьяненький в умат,
А за ним сорока по жнивью,
Все стрекочет, дуру не унять.
"Эх, Маринка, нищим - караси,
Нам - стерлядка с вилочки да в рот.
Отчего так любят на Руси
Самозванцев, пьяниц и воров?
Кыш, сорока! Дура, осержусь!"
А сорока трёкает с ворот:
"Чи-чи-чи...кого полюбит Русь,
Непременно первого убьёт."
Буль-буль-буль - баклажечка в руке...
"Был, Маринка, я совсем дитём -
Зарубили батю в кабаке...
Так, литвин...в кафтане золотом.
Вот с того кафтанчика с шитьём
Захотелось в злате - не в золе..."
"Чи-чи-чи...доцарствуешь шутом -
Так ведётся в руския земле".
Буль-буль-буль... "Дарёное кольцо
Не забыла в польской стороне?
А у спящих - Божие лицо,
А у деток - Божие вдвойне.
Всё сыздетства...вот куда дошёл,
Признаёт сама царица-мать."
"Чи-чи-чи...дитёнком - да в подол:
Спрячь, Марина - лезут убивать."
Буль-буль-буль..."Да черти понеси
Тварь-сороку в чёрные кусты!"
...а в лице первейших на Руси
Самозванца видятся черты,
И по жизни - много на кону,
Детям - в игры взрослые играть,
Гришкам - лапать русую страну,
Нехорошей смертью помирать.
Буль-буль-буль, баклажка...чи-чи-чи.
Скачет лошадь с Гришкой по траве,
А в суме - Маринке калачи,
На неделю хватит на Москве...


2016


***
…и был один московский вечер: гуляла каменская голь.
Мы шли от центра недалече, смеясь: «Ты чо, с Урала, штоль?»
Поджарей самой лучшей гончей и переулками крива,
Держа Владимирку за кончик, виляла задницей Москва.
К ней, коммерсантке голенастой, на свист слетаются такси...
Её шоссе Энтузиастов - Владимирка всея Руси.
Да, от Рогожской от заставы здесь шли бубновые тузы:
Шёл виноватый, шёл и правый, телеги, лошади, возы,
Мазурик, странничек убогий, крамольник и кудрявый хмырь...
С цепи Владимирской дороги рвалась лохматая Сибирь,
Тянула площади и хаты (похоже, это навсегда)
Владимирским путём - куда-то...
Владимир Путин, мы - куда?
Ах, знал бы прикуп - жил бы в Сочи...что ж, прогулялись, и домой.
Глядят убивца злые очи из-за киоска с шаурмой,
Киоск уже украшен Сантой - готова праздновать страна.
Владимир Путин, знаешь сам-то? Ведь мы не знаем ни хрена...


 2018
, Вера Кузьмина , Веник Каменский
Tags: 18, 18 января, 2013, 2014, 2016, 2018, 2019, 2020, 21 век, Вера Кузьмина, день рождения, стихи, стихи нашего времени, юбилей, январь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments