Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

В день рождения Владимира Уфлянда (1937 - 2007)

Начну с акростиха Иосифа Бродского:

Ударник снов, отец Петра,
Фигурой - бог, в костюмах узких
Людей, бутылок, женщин русских
Язон - но и знаток нутра!
Нагана мысленный носитель,
Духовных ценностей спаситель, -
У
вековечь его, Пракситель!

22.01.1970


А теперь три стихотворения самого Владимира Юфлянда.

ТОМЛЕНИЕ ЗЕМЛЕПАШЦА

По дороге среди роз
Скачет сытый паровоз.
На нем стройная труба
в форме красного гриба.
Обдает он крепким паром.
Издает призывный гуд.
И всегда за ним по шпалам
Дамы сельские бегут.
За гудок его хватают,
Виснут на его боках.
Сидя на трубе витают
В ароматных облаках.

Плохо быть худым и бедным.
Плохо красным быть и белым.
Среднерусским славянином.
Беспартийным селянином.
Многодетным семьянином.
Глубоко сидеть в избе.

Хорошо тому, кто черный.
Кипяченый и ученый.
Ездить всюду и везде.
Счастье находя в езде.
Не догнать его гебистам.
Тает паровоз как дым.

Я хочу таким быть быстрым.
И таким же молодым.
Не рабочим, не начальством.
Не зампредом, не завхозом.
Убежав от домочадцев,
Я хочу быть паровозом.
Не хочу паскудить местность
В самотверженном труде.

Хочу скакать я в неизвестность
С ансамблем дамским на трубе.

1992



ПЕСНЯ О МОЕМ ДРУГЕ

Цветенья дым струится над Отчизною. Отцы и братья трудятся в полях. А я стою. А мне навстречу издали мой друг идет по лесу на бровях.

То соловьем поет он, то синицею. В его душе творится благодать. Того гляди возьмут его в милицию, и десять дней его нам не видать.

Он одет, как турист зарубежный. (Их немало в лесах появилось).

Боже! чем я, ничтожный и грешный, заслужил от Тебя эту милость?

Порой мой друг невольно оступается, знакомых троп не видит второпях.

Стада мычат, природа просыпается. Мой друг идет по лесу на бровях.

Кто следит, чтоб он в овраге по пути не ночевал? - О, стоит над душой его Ангел, в женском облике мой идеал.


Друг в добром здравье - нет прекрасней зрелища. Нет чувств превыше дружбы и любви. Нет хуже зла, чем вечное безденежье, хоть и добра не купишь на рубли.

Я становлюсь готов к любому подвигу, желаю страстно жизнь отдать в боях, когда ко мне с женой своею под руку мой лучший друг шагает на бровях; то ногами рисует круги, то за пазуху руку засунет. Знать, гостинец несет на груди в запечатанном круглом сосуде.

Получка жжет карман ему и премия. А вкус закуски, как всегда, претит.


И Небеса услышат наше пение. И Бог на нас вниманье обратит. Он скажет нам:

- Спокойнее, родимые. Я вас и так, сирот моих, люблю. Берите все с собой необходимое и отправляйтесь отдохнуть в Раю.

Вскрикнут матери, жены и тетки. Их на время охватит тоска.

Выдаст нам Господь путевки и оформит отпуска.


Тишь. Теплынь. пахнет луком поджаренным. Это - Рай в представленье моем. Встретит Кеннеди с Гагариным, слезами обольем.

Чу, лягушки кричат в водоеме. Мыши топчут колхозный посев. Значит, Рай - где-то в нашем районе.

Слышу с детства знакомый напев.

О, Русь-страна! Кресты. Костры. Строительства.
Посередине Кремль святой стоит.
А в нем живет Советской правительство,
Нас одевает, кормит и поит.

 От Кремля исходит свечение.
  Днем и ночью сияет рубин.
  И глядят в немом восхищении
  Чех с китайцем, мадьяр и румын.

Мудрость КПСС безгранична,
Не допустит она, чтоб вторично
Черный демон с горы Кавказской
Поселился на башне Спасской.

Ты прав, певец!

Ушли в преданья бедствия. Недаром рай теперь - в родных краях.

Пусть в каждый дом с поклоном в знак приветствия ваш друг войдет однажды на бровях.

1968

***

         Вот и Никифор, наконец, жених.

Держа в одной руке ромашку,
он молвит:
           - Близок мне желанный миг,
          когда жена мне выгладит рубашку.

         Того, что дожил до своей поры,
          я час назад еще не сознавал.
          Был в чайной. Вышел. Знаю: комары,
          но вижу Добрый Духов карнавал,
          вокруг своей оси крутящихся
          для удовольствия таких как я трудящихся.

         Я понял: это есть тот самый знак,
          что вся Республика велит вступить мне в брак.

         А Духи делали движения кадрили
          и (что гораздо невообразимей)
          они, казалось, молча говорили:
- Не для того ль бы взят отцами Зимний,
чтобы у тружеников всех села
подругой жизни Женщина была?

         (Я знаю женщин: с виду - женственны,
          а все другие признаки - божественны).

         Так
          понял Духов я.

         И вот итог:
          стою, держа в одной руке цветок.
          Хоть не такие у меня замашки,
          чтобы держать в руках цветы ромашки.

         Поселок спит.
                              Оркестры символические
          в моей душе гремят как симфонические.

1965

Tags: 1965, 1968, 1970, 1992, 20 век, Владимир Уфлянд, Иосиф Бродский, день рожения, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments