Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

11 марта. Дон-Аминадо

пара стихов из парижской газеты "Паследние новости".


ДВЕНАДЦАТЬ

Легки под этим небом ясным
Живые запахи весны.
И блеском кратким, но прекрасным
Земные дни озарены.
Мадам торговка! Вид мой жалок,
Но я имею двадцать су.
Продайте мне пучок фиалок,
Бесплатно выросших в лесу.
Не анархист, не безобразник,
Хочу традицию блюсти.
Я не хочу на пышный праздник
Как бедный родственник прийти
И объяснять прохожей даме,
Что гость случайный я у них.
Пускай чужой, но я с цветами!
А где цветы, там нет чужих.
Идут, идут... Плывут знамена.
И, вешней брагой охмелев,
На трон из легкого картона
Париж возводит королев.
О зависть, худший вид порока!
Но я завидую им всем.
Как хорошо не помнить Блока,
И, прошумев свой Ми-Карем,
Не декламировать красиво,
Что глубже нас на свете нет,
И мрачно требовать надрыва
От знаменитой Мистангэт!..


11 марта 1926

Примечание.
Стихотворение было опубликовано под заглавием «Карнавал». Ми-Карем — старинный традиционный праэдннк-карнавал. В Последних новостях от 11 марта 1926, на с. 2 сообщалось, что на празднике ожидается процессия королев во главе с «королевой королев» мадемуазель Изюмбар, в Опере состоится большой бал парижских студентов, где будут присутствовать все королевы; в автомобиле «Иллюстрированной России» займут места «королева Русской колонии в Париже» Лариса Попова и королева парижских студентов Симон Жюлиа. Мистангэт — Жанна Буржоа (1875—1956), французская актриса мюзик-холла.


ЛЮБОВЬ ПО ЭПОХАМ

ШЕСТИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ

Опуститься на скамью
И в аллее, где фиалки,
На песке писать—люблю —
Наконечником от палки.
Слушать пенье соловья,
Замирать от муки сладкой
И, дыханье затая,
Поиграть ее перчаткой.
А когда начнут вокруг
Все сильней сгущаться тени,
Со скамьи сорваться вдруг,
Опуститься на колени,
Мелкой дрожью задрожать,
Так, чтоб зубы застучали,
И к губам своим прижать...
Кончик шарфа или шали.



ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ

Прийти в гости. Сесть на диван.
Покурить. А после куренья
Встать и сказать: «Жизнь—это обман.
С моей точки зренья!»
Потом, постояв, опять сесть,
Грузно, чтоб пружина заныла.
И вдруг взять и наизусть прочесть
«Я не помню, когда это было...»
Потом со вздохом сказать: «Н-да...»
Схватить пальто, стать одеваться
И на глупый женский вопрос: «Куда?»
Грубо ответить: «Домой!.. Стреляться!.


1905-Й

Никаких фиалок. Никакой скамьи.
Ни пасторали, ни драмы.
Отрицание любви. Отрицание семьи.
Отрицание папы и мамы.
Она безвольно шепчет: «Твоя».
А он отвечает зловеще:
«Я утверждаю свое—я!..»
И тому подобные вещи.
Утвердив, он зевает. Пьет чай.
И молча глядит в пространство.
Потом он говорит: «Катя, прощай...
Потому что любовь — мещанство».



ЭВАКУАЦИЯ

Наша жизнь подобна буре,
Все смешалось в вихре адском.
Мы сошлися при Петлюре,
Разошлись при Скоропадском.
Но, ревниво помня даты
Роковой любовной страсти,
Мы ли, друг мой, виноваты
В этих быстрых сменах власти?..



ЭМИГРАЦИЯ

Чужое небо. Изгнание.
Борьба за существование.
Гнешь спину, хмуришь бровь.
Какая тут, к черту, любовь?!.


11 марта 1928

Tags: 11, 11 марта, 1926, 1928, 20 век, Дон-Аминадо, март, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments