Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

17 марта. Игорь Юрков

три стихотворения.


ОТРЫВОК ИЗ НАЧАТОЙ ПЬЕСЫ

1-й продавец:
Целлулоидовые воротнички
И прочие пустячки
У нас по случаю ликвидации,
Пример убытка, а не спекуляции.
2-й продавец:
Чудо двадцатого века –
Хна изменяет человека,
Из рыжего делает чёрного,
Из скучного – проворного.
3-й продавец:
Деликатная тайна дам!
Сомневающимся не продам! –
Особенные подвязки
Прямо из Аляски.
4-й продавец:
Удивительное событие,
Пожалуйста, извините,
Презервативы и открытки,
Молодым гражданам скидка.
Поэт:
Вот где романтика современности:
Эта тётя ходит по базарам
И покупает почти даром
Подвязки и прочие нелепости.
Мне кажется, я вижу её.
Вот её дородный стан.
Подойду поближе я
К романтике мещан.
5-й продавец:
Прекрасные еврейки,
У нас, только у нас канарейки!
Поэт:
Вот именно.
Удивляйся такой малости –
Головой в грязное бельё.
Канарейки дохнут от усталости,
Чай
сам
льётся.
Не хватает гитар и пряников,
Именинника с черными усами,
Да прыщавого племянника
С водкой и огурцами.
Глас с неба:
Вот она, дряблая идеология:
Гитары да пряники пожирнее.
На этом очень многие
Ломали себе шеи!
Прохожий:
Уставился, бормочет что-то,
Жулик, должно быть.
Дал бы по роже, да неохота
Трогать всякого жлоба.
Пьяница (поёт):
Влагою живительной
Наполнял знакомых я.
Чувствую себя отвратительно,
Точно насекомое.
Полагаю, что могу
Сделать то, что хочу.
И опять же – не хочу
Оттого, что не могу.
Поэт:
Вот тоже философия.


17 марта 1927



ВОСПОМИНАНИЯ

В той стране, где морковный суп
Служит лакомством для бродяг,
Где торчит тополь, прост и глуп,
У окна и ждёт дождя,
Где, когда цветёт сирень,
Плывёт облако и холодеет,
И падают капли целый день
На подоконник ротозея,
Там у дворни забота своя,
В кухне – томясь и скучая –
Сидит растрёпанная семья,
Осоловев от чая.
Когда зацветает сирень, внезапно
Холодеет на улице, пар
Ползёт на рамы, и всё накрапывает,
И в низких комнатах – угар.
Посмотри на азбуку, посмотри,
Что есть век настоящий:
Зябнут деревья до самой зари
Под дождём леденящим.
Хочется спать, читая «Ниву»,
Там инженеры в вагоне
Едут в гости и тоскливо
Говорят о народе в повышенном тоне;
Их встречают девушки с веткой сирени,
Скучая – влюбляются в них,
Рыдает рояль, падают тени
И Фофанов шепчет стих.
А на картине Александр Третий,
Бледный как полотно,
Едет в Париж в открытой карете
С президентом мосье Карно.
На другой странице танцовщица,
Обнажив грудь, в бубен бьёт,
Вокруг неё летают птицы
И толпится южный народ.
Потом стишок о больном поэте,
О мечте души своей…
– Скучно, господа, на этом свете,
А в журналах ещё скучней. –
Оторвёшься от книги – текут ручейки,
Пахнет сиренью на целую волость,
Бегут по улице ученики
В церковно-приходскую школу.
Пахнет сирень и пухнет в саду
Целым облаком белых гвоздиков,
Как безумие, падает на беду
Пелена воды и воздуха.


17 марта 1927


ТЕМНО

Да – в заезжем ночь длинна,
Беготня мышей слышна.
Если скрипнет половица,
Значит, ходят тени,
Носят наши грехи –
Вот и скрипят половицы.
Далеко-далёко засинели стёкла.
Бьётся на лавке румяный купец.
Тёплое рядно в крови намокло,
– И всё ему не приходит конец.
Тонкое рядно в крови намокло,
На купце ни часов, ни кольца.
Далеко-далёко смотрят стёкла
Белым, пустым взглядом купца.
Как зацветут синие цветочки,
Как выйдет к детям батюшка-сон
По золотому летнему песочку –
Не с оглядкой да не с ножом.
Хрипит купец на рваной рогоже,
Он в тёмном погребе лежит,
В своей купеческой он одёже –
Только, по-видимому, убит.
Далеко на морозе синеют рамы.
Ночь длинна и как скучна! –
Ходит дрёма за морями,
Ищет дрёма: где весна.


17 марта 1929

Tags: 17, 17 марта, 1929, 20 век, Игорь Юрков, март, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments