Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

31 июля. Столетние тексты

ТЕАТР ДЛЯ СЕБЯ

Выдумали это Данилка и Никита, совсем малолетние клопы, которые, по-своему, по-клопиному, но тоже, очевидно, тоскуют по родине. Гениальное изобретение их называется—игра в Москву.
Старое вольтеровское кресло изображает экипаж на дутиках, а высокий, кожей обитый стул—лошадь.
После пятиминутного мордобоя Никита соглашается сесть на козлы, а Данилка, нагло торжествуя, разваливается в пролетке.

И игра начинается.
— Куда прикажете? — сопя, поворачивается на стуле кучер.
— В Охотный!..— басом кричит Данилка, совершенно выпучивая глаза и надуваясь, как индюк.
Никита почтительно кивает головой и так цокает языком, что страшно становится за будущее мальчишки.
— Эй, ласковая!..— хрипит лихач.
— Па-берегись!..— орет он не своим голосом на femme de menage, пришедшую за посудой.
И, несясь вскачь, подпрыгивает на одном месте высокий кожаный стул с продавленными инциалами madame Жермен Брошар.
В Охотном Данилка вылезает и делает покупки.
Покупает он не спеша, выпятив живот и пренебрежительно торгуясь с воображаемым приказчиком.
— Вот что, голубчик! Дай-ка ты мне, брат, лососинки, да только смотри у меня, чтоб свежая была!.. Да-с! Затем, чего бы еще? Ну, огурчиков зелененьких, икры малосольной, перепелов штук пять и еще арбуз, пожалуй... Вот этот самый!.. А теперь, получай, и вот тебе гривенник на чаишко!..
И дырявое никелевое су со звоном летит на пол.
Покупки кладутся в ноги, барин грузно усаживается, пыхтит, вытирает платочком лоб и приказывает ехать на Петровку, к Эйнему.
От Эйнема едут на Большую Лубянку, доезжают по Сретенке до Сухаревой, поворачивают обратно, лихо несутся по Кузнецкому мосту, останавливаются на минутку у Мюр и Мерилиза и снова мчатся мимо Никольских ворот, мимо Манежа, через Большой Каменный мост, прямо в Замоскворечье и гонят, гонят что есть духу по Большой Полянке вплоть до самых Серпуховских ворот.
Оказывается, что здесь находится собственный Данилкин дом, двухэтажный особняк с садом.
— Разве вы не знаете,— объясняет клоп,— что нам каждый месяц дают две тысячи франков?!
— Как не знать, знаю! Знаю, клопиная твоя личность, очень даже хорошо знаю.
— А вот, знаешь ли ты,— обращаюсь я к кучеру,— как сказать наш адрес в Париже, если б тебе здесь пришлось извозчика нанимать?..
И Никита,— сдобный, как кулич, и выдумщик, каких мало,— отчеканивает, глазом не моргнув:
— Большая Рэйнуаровская, Благовещенский переулок, против Эйфелевой башни, что на курьих ножках!

И в самом деле, почему бы и не называться Благовещенским переулком тихой нашей rue de l'Annonciation, где коротаем мы тусклые дни свои в меблированных комнатах госпожи Жермены Брошар...


1920, Дон-Аминадо


Впервые: Последние новости (Париж), 31 июля 1920 года
Tags: 1920, 20 век, 31, 31 июля, Дон-Аминадо, июль, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments