Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

23 августа. Александр Аронов

ИСААКИЕВСКАЯ ПОВЕСТЬ

1
Земля уходит из-под ног.
Возьмем, к примеру, Монферрана.
Он начинал не слишком рано
И уж ничем не пренебрег.
Шептались. Что с такого взять?
Пришлец, с образованьем некто.
Он понимал, что архитектор.
Осталось только доказать.
И он, как тот же Петипа,
Имел излюбленные па:
Земною тяжестью облиты,
Пред ним лежали монолиты,
А он их ставил на попа.
(Так называла это стройка,
Что пересмешничала бойко,
Неграмотна, но не глупа.)
Он неба достигал касаньем
И кончил дело восклицаньем
Александрийского столпа!
Как праздничная канонада
За залпом залп вгоняет в спор,
Над колоннадой колоннада
Образовали тот собор.
Гектар болота здесь смиряли
И сваи в глубь его вперяли,
Сжав в немоту их вечный стон,
И сверху — 300 тысяч тонн
Надежность олицетворяли.

2
В соборе есть одна модель.
В ней монферрановские тали
Нам уменьшенными предстали,
Веревок стройная кудель
Показывает, как колонна
Навеки оставляла лоно...
А над моделью — образ. Бог
Как раз возносится без крылий,
Без полиспастов, без усилий —
Земля уходит из-под ног.
Но нетактичный тот намек
Туманным кажется лукавством.
Экскурсовод ведет рассказ свой
Про дикий Монферранов рок.
Он вовсе не спешил домой.
Его сюда звала природа.
Из восемнадцатого года
Он рвался в пятьдесят восьмой.
Он так ушел в свои труды,
Как суша слепо входит в пристань.
Как на восьмом году страды
Здесь промелькнули декабристы —
Он не заметил. Он служил,
Поставил, выстроил, дожил.
И попросил он одного:
Ни славой кончить, ни позором —
Похороните под собором! —
Не надо больше ничего.

3
Да нам-то что в конце концов
До странных глупостей отцов?
Где был алтарь и, скажем, клирос?
Религия и та сокрылась,
Цари бежали из дворцов.
Турист, проезжий ротозей,
В когорте временных друзей
Глазами двигая по сводам,
Шагает за экскурсоводом —
В соборе, собственно, музей.
Под сводом дышится легко.
Мы видим, купол озирая:
Там где-то, чуть пониже рая,
Подвешен маятник Фуко.
Вот тяжкий шар отводят вбок,
Вот он назад летит с размаху,
Напоминая чем-то плаху...
И чуть в сторонке ждет брусок.
И, в темном космосе вися,
Земля, покинута богами,
Плывет куда-то под ногами
И поворачивается,
И через несколько минут —
К чему устойчивость гектара? —
Брусок слетает от удара,
И экскурсанты вдаль плывут.

4
И мы выходим. В этот миг,
Как я и говорил заране,
Я думаю о Монферране —
Да, обмишурился старик.
Давно прошло его житье,
Но этот час мы рядом жили.
У нас землячество свое:
Мы в этом городе чужие.
Царь удивился. Что за вздор?
Католик? В храме православном?
Он что, с ума сошел? Забавно.
Нет, он не ляжет в мой собор.
На родину увезено
Его беспомощное тело.
А что для Франции он сделал?
И там потеряно оно.
Оглянемся. Таков итог.
В волнах балтийского тумана
Плывет гробница Монферрана.
Земля уходит из-под ног.


23 августа 1980
Ленинград–Москва
Tags: 1980, 20 век, 23, 23 августа, Александр Аронов, август, стихи, стихи нашего времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments