Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Category:

2 октября. Андрей Анпилов

САД МАНДЕЛЬШТАМА



В саду рабочем Мандельштама
Шаги, негромкий плеск в пруду,
Пойдём-ка мимо, глядя прямо,
Покачиваясь на ходу.

Давай в Воронеж не поедем,
В Тифлис и в Царское Село.
Наш был таинственнен и беден,
А вон куда вдруг занесло.

Жил некто, деятель партийный
С подпольной кличкой Одиссей,
Фамилией хрестоматийной,
Невыносимо длинной всей –

Назвалась тихая усадьба
И сад – не яма, не тупик –
А бадминтон, прогулка, свадьба,
Культурный досуг и пикник.

О, что он чувствовал осенней
Порою - агнец, москвошвей –
Вдруг проходя в глубокой сени
Невольной вотчины своей?

Пойдём на звук, дитя асфальта,
На свет, на музыку, на дно
Вдоль сада Осипа, Роальда
И Одиссея заодно.


2.10.2015,
tschausy

Примечания.

Детский парк «Уса́дьба Трубецки́х в Хамо́вниках» (известный также как парк Мандельшта́ма) — небольшой парк в Москве, бывшая подмосковная усадьба князей Трубецких. Расположен рядом с Комсомольским проспектом между Усачёвой улицей, Трубецкой, улицей Ефремова и переулком Хользунова.

САД МАНДЕЛЬШТАМА

Для многих небольшой парк, что за Московским дворцом молодежи на Комсомольском проспекте, безымянен, но это не так он носит имя Мандельштама. Можно потеряться в догадках: «Великого поэта? Быть не может! Знаменитого физика? А физик тут причем…» Парк, раньше его называли: сад, судя по документам, величают в честь профессионального революционера, секретаря Хамовнического райкома партии в 1920-1923 г. Александра Владимировича Мандельштама (1878-1929). Тут впору скривиться: имени секретаря…
 Упоминания о Мандельштаме в книгах о революции редки. Мелькнет иной раз фамилия, а следом за ней партийная кличка Одиссей. Вот и все. Наиболее подробные сведения о Мандельштаме есть в статье И. Угарова «Партийный псевдоним Одиссей», опубликованной 22 декабря 1977 г. в «Вечерней Москве». Эта статья в духе «застойного» времени, с эпитетами типа: «верный, неутомимый и непоколебимый». Остановлюсь лишь на вехах биографии Мандельштама. По профессии он журналист. В 1902 г. вступил в партию большевиков. В 1903 г. арестован. В 1904 г. находился в эмиграции. В 1905 г. его имя среди членов большевистских комитетов Киева, Одессы, Петербурга и других городов (не эти ли странствия определили его партийную кличку?). После поражения декабрьского восстания 1905 г. в Москве скрывается в Киеве. В 1907 г. он делегат пятого съезда партии, на котором поддержал ленинскую позицию по всем вопросам. Опять арест. После тюрьмы эмиграция. Снова партийная работа в Москве, а в годы первой мировой войны служба в армии. В 1917 г. он член ревкома Басманного района, затем агитатор при МК РКП(б), комиссар штаба Московского военного округа, редактор газеты «Гудок».
 И вот Мандельштам секретарь Хамовнического райкома партии. Агнесса Ефимовна Вайнштейн, секретарь комсомола в те годы, рассказывала о нем: «Это был очень яркий человек, романтик, кумир комсомольской молодежи, и мой, в том числе. В 1923 г. мы, комсомольские вожаки, искали в Хамовниках пустующий особняк, чтобы организовать в нем дом культуры молодежи. Район простирался до Арбатской площади, но почти все особняки уже заняли иностранные посольства, другие организации. Наконец, в Мертвом переулке (пер.Н.Островского) наши поиски увенчались успехом. Для дома культуры вполне подходил особняк, уехавшей в эмиграцию, помещицы Якунчиковой. Но «взять» особняк оказалось не так-то просто. Мандельштам выяснил, что вопрос о передаче его нам, комсомольцам, может быть решен только на заседании Совнаркома: «Ну, если так, ты на это заседание и пойдешь, а в помощь возьмешь «Трубу». Так за зычный голос называли большевичку М. Икрянникову, хорошо выступавшую на митингах. Пошли мы с «Трубой» в Кремль. Помню: боязно было и одновременно празднично. Думали, что увидим Ленина. А попали на «малый Совнарком». Был еще и такой. На доклад мне дали всего три минуты. Я заволновалась, выпалила сначала наш комсомольский лозунг: «Долой разврат бульваров и улиц! Да здравствуют школы рабочей молодежи!», а потом перешла к делу. Как выяснилось позже, я убедила собравшихся, что особняк Якунчиковой нужно отдать молодежи. И был в нем дом культуры. Еще помню, как мы, комсомольцы, в одном из ФЗУ, с молотками и зубилами в руках, отстаивали вывезенный нами из трамвайного парка слесарный станок. Там сочли это незаконным. Не было какого-то разрешения. Мандельштам и тут нас поддержал: «Отстаивайте станок, как можете, а не получиться обратимся к Ленину. Станок мы отстояли. Обошлось без драки».

 В 1937 г. расстреляли мужа Агнессы Ефимовны Дмитрия Павлова, тоже комсомольского лидера; ее соратника по комсомолу Костю Ерофицкого, других близких ей людей. Сама же она, которую называли «Долорес Ибаррури Хамовнического района», прошла восемь тюрем, семь лагерей, ссылку на Печоре. На суде ее только спросили: знала ли она бывшего секретаря ЦК ВЛКСМ А. Косарева. Да, хорошо знала. И восемнадцать лет вычеркнуто из жизни.
 По всей видимости, тридцатые годы не пережил бы и Мандельштам. Его обвинили бы в троцкизме. Хамовники тогда считались центром троцкизма в Москве. Судьба, однако, распорядилась по-другому. В 1924 г. Мандельштам некоторое время работал в Наркомпросе, а в 1925 г. вернулся, как и сам того хотел, к своей первой профессии журналистике. В 1929 г. он погиб в странствиях, где-то на юге.
 А бывшая Немчиновская роща уже и в 1923 г. называлась садом Мандельштама, по имени человека, организовавшего здесь первый детский парк в Москве. Но имя его забудется. Теперь все уже знают, что сады и парки, названные в честь революционеров или политических деятелей, с годами стряхивают с себя, как деревья осенью листья, их имена.

2005,
Даниил Кузнецов
Tags: 2, 2 октября, 2005, 2015, 21 век, Андрей Анпилов, Даниил Кузнецов, Москва, октябрь, стихи, стихи москвича, стихи нашего времени, стихогеография, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments