Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

25 ноября. Евгений Евтушенко

пара стихов 1995-го года.

ГДЕ ДОРОГА ДОМОЙ?

По Америке столь многодетной,
            но строго диетной,
где ни яблок моченых,
            ни хрустких соленых груздей,
я веду "кадиллак",
            а со мною мой сын шестилетний -
к пятилетней возлюбленной
            сына везу на "birthday".
Заблудилась машина моя.
            Все вокруг до испуга похоже.
И жестоко пророчит
            сынишка рассерженный мой:
"Знаешь, папа,
            с тобой может что-то
                                    случиться похуже.
Ты однажды возьмешь
            и забудешь дорогу домой".
Суеверно я вздрогнул,
            задумался ошеломленно.
Что ты сделал со мною,
            пророчеством не пожалев?
"Где дорога домой?"
            себя спрашивали миллионы
под крестами в Стамбуле,
            в Шанхае,
            на кладбище Сен-Женевьев.
Несвобода уродкой была,
и свобода у нас изуродованная.
Лишь бесчестье богатства,
да глупая честная нищета.
Страшны выбор -
безденежье или безродинье.
Где Россия?
Прикончена бывшая.
            Новая не начата.
Все надеялся я,
            что нахапаются,
                        наиграются.
А они зарвались.
Никакой им не нужен поэт.
Происходит
выдавливание
            в эмиграцию.
Но поэзия - воздух души.
            Эмиграции воздуха нет.
Я тот воздух России,
            который по свету кочует,
и ночует,
            порой неуверенный -
                        что за страна,
но, как только отраву почует,
себя он врачует
тем, что пахнет,
как будто с лесной земляникой стога.
Мой двойник шестилетний,
за маму и папу болельщик,
            мирильщик,
я запутал себя и тебя.
            Но моя ли, и только, вина?
Мир запутался тоже.
            Дорогу домой так отчаянно
                                    в мире он ищет,
и не может найти,
            а не только Россия одна.
Петербург никогда не вернется
в другой Петербург -
                        Александра Сергеича,
как в Париж Д'Артаньяна -
            макдональдсовый Париж.
"Где дорога домой?" -
            слышу я голоса над планетою,
                                                      тлеющей
и от пепла идей,
            и от стольких других пепелищ.
Я дорогу домой
по кусочкам в себе раздобуду.
Я сложу их в одно.
За отца не пугайся,
            наследник запутанный мной.
Не забуду дорогу домой.
            Я иначе собою не буду,
потому что для стольких
            я тоже - дорога домой.



ПОДПИСАНТЫ

Кто был Женя Евтушенко?

В твоих рощах, комсомол,
он внезапно, словно щепка,
после вырубок расцвел.

Что спасало от расправы?
Только щит нелегкой славы.
Было слышно, как трещит
весь в плевках и стрелах щит.

А Бабенышева Сара
«Бабих Яров» не писала.
Диссидентов на Руси
потихонечку спасала,
собирала подписи.

Ей отнюдь не из Исусов
приходилось выбирать.
смелость редкую из трусов
тяжко было выдирать.

Старый трюк –
беспозвоночней
всех извилистых червей
ставить подпись понепрочней
и понеразборчивей.

Но подписывались гневно
физик, виолончелист,
а  вот Лидия Корневна
подпись ввинчивала в лист.
В нашем хлюпавшем болотце
открывал нам всем глаза
жанр великих писем – против
тошнотворных, подлых “за”.


В этом жанре бестрепушном,
где слова не звук пустой,
Левитанский Юрий – Пушкин,
Вл. Корнилов – Лев Толстой.

Как Цветаевы застоя,
жили вы, не покорясь,
и Крахмальникова Зоя,
и Лариса Богораз.

Писем горы, пирамиды,
но за все свои бои
нет у Вигдоровой Фриды
Нобелевской премии.

Вы смелее, чем все сартры,
хоть вам головы секи,
подписанты, подписанты,
русской чести классики.

Тюрьмы вместо гонорара
и мордовские ветра.
А Бабенышева Сара
слала в тюрьмы свитера.

С государством в поединке
побеждали спицы страх.
Сары столькие сединки
жили в этих свитерах.

Уж давно в гробу Андропов,
даже там не сняв очков,
среди вражеских подкопов
всяких разных червячков.

Новорусские набобы
ездят в Ниццу на блины,
а родители свободы
дочке-шлюхе не нужны.

Что нам, родина, подаришь?
Сплошь подарочки кругом.
Ковалёв Сергей Адамыч
снова прозван был врагом.

А в дали заокеанской,
внукам штопая носки,
Сара стала подписанткой
на газеты из Москвы.

Что-то нету постаментов
для героев совести.
Что-то нету диссидентов –
может, новых завести?

Наш парламент словно псарня.
Низкопробен высший свет.
И Бабенышевой Саре
в их свободе места нет.

25 ноября 1995 года, Евгений Евтушенко
Tags: 1995, 20 век, 25, 25 ноября, Евгений Евтушенко, ноябрь, стихи, стихи нашего времени
Subscribe

  • 31 июля. Пара стихов

    прошлого года. ПСЫ Я разговаривал с дворовыми собаками, Я читал им стихи, их блохи кусали меня за пальцы. Но дворняги не хотели зрелищ, они от…

  • 31 июля. Андрей Анпилов

    СОЛНЕЧНЫЕ ПЯТНА Солнечные вы пятна, слепящая рябь морская, Чешуйки прозрачной рыбы, шорохи тростника, Сохнут рыбачьи сети, песка суета…

  • 31 июля. Владимир Алейников

    НАДЕЖДА В дожде нахлынувшем ты выглядишь радушной — Затменьем солнечным на время смущена, Припоминаешь наши имена, Владелица обители…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments