Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

28 июля. Евгений Евтушенко

пара стихов, из написаных в больнице МПС в 1974 году.

СТАРЫЙ ДОМ

Старый дом на Четвертой Мещанской,
где я сроду не видел мещан,
ты в эпохе не стал умещаться, —
видно, чем-нибудь ей помешал.

Ты на время себя заморозил,
опустев и по людям скорбя,
но еще месяцок, и бульдозер
сковырнет, усмехаясь, тебя.

Притворившись, что будто по делу,
мы приходим в часы выходных
к твоему опустелому телу,
как на кладбище кучка родных.

У проржавленного водостока
мы пускаем по кругу стакан:
я и слесарь седеющий – Кока
и лысеющий токарь – Дихан.

Дом – как будто бы общий наш снимок.
Милый Зощенко, ты не взыщи —
не писали мы здесь анонимок,
не плевали друг другу в борщи.

И немножко сегодня нам жалко
обшей кухни, людского тепла:
наша прежняя жизнь – коммуналка
все же в чем-то коммуной была.

Здесь жила моя юная мама,
распевая с утра, словно чиж,
и пила она яйца упрямо,
чтобы голос на сцене был чист.

Здесь жила моя бабка Маруся
и, совсем не желая мне зла,
меня в школу с торжественной грустью,
как телка на веревке, вела.

Жил мой новенький дедушка Ваня,
машинист, ей попавший в мужья,
и была нашим праздником баня,
словно церковь его и моя.

В окруженье девиц непотребных,
их жалевший всегда, как родных,
жил Василий Григорьевич Гребнев —
христианской души проводник.

Я навеки тебе благодарен,
что давал мне метлой помести,
в черной шапочке дворник-татарин,
дед Роман, – а за стекла прости.

Ты прости, что я был непослушен,
за хвосты твоих кошек деря,
старичок одинокий – Карлуша,
отгранивший рубины Кремля.

Ты прости мне мой нрав деревенский,
пообтерся я все же потом,
благородный бухгалтер Дубенский
в дооктябрьском пенсне золотом.

Ты прости за любовь с твоей дочкой
лет семи – под ветвистостью лип,
дядя Лешечка, водопроводчик,
тот, что после на фронте погиб.

Старый дом на Четвертой Мещанской,
ты отрезан от нас, как ломоть,
но приходим с тобой попрощаться
мы – твоя нераздельная плоть.

Мы полны ощущением слома.
Детства нет. Под глазами мешки.
Возле призрака бывшего дома
мы как призраки бывшей Москвы.


И вот еще к месту, думаю, будет песенка из кинофильма "Два голоса" (1982):



ДЕЗИК
Вместо рецензии


Стал я знаменитым еще в детях,
напускал величие на лобик,
а вдали, в тени, Самойлов Дезик
что-то там выпиливал, как лобзик.

Дорожил он этой теплой тенью,
и она им тоже дорожила,
и в него, как в доброе растенье,
мудрость легкомыслия вложила.

Наша знать эстрадная России
важно, снисходительно кивала
на «сороковые-роковые»
и на что-то про царя Ивана.

Мы не допускали в себе дерзость
и подумать, что он пишет лучше.
Думали мы: «Дезик – это Дезик.
Ключ – мы сами. Дезик – это ключик».

Мы уразумели не с налета,
становясь, надеюсь, глубже, чище,
что порой большущие ворота
открывает ключик – не ключище.

И читаю я «Волну и камень»
там, где мудрость выше поколенья.
Ощущаю и вину, и пламень,
позабытый пламень поклоненья.

И себя я чувствую так странно,
и себя я чувствую так чисто.
Мне писать стихи, пожалуй, рано,
но пора стихи писать учиться.

Tags: 1974, 20 век, 28, 28 июля, Давид Самойлов, Евгений Евтушенко, видео, июль, кино нашего времени, стихи, стихи и фото, стихи нашего времени
Subscribe

  • 21 октября. Елена Касьян

    Ну как ты там, говорю, как ты? Топографы сверили уже карты, Криптографы выяснили основы, И только я – ничего такого. В моём краю сплошных…

  • 21 октября. Инна Лиснянская

    пара стихов 2006-го года. МОЗАИКА В пещеры, как в полые колокола Паломники входят, не горбясь. Но я не об этом… Здесь церковь была, И…

  • 21 октября. Юрий Воротнин

    Я люблю это смутное время, Когда осень подходит к концу, И в холодном просторе деревья Распрямились, как полк на плацу. Я люблю эту горькую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments