Vladimir Azart Владимир Азарт (vazart) wrote,
Vladimir Azart Владимир Азарт
vazart

Categories:

Александр Дельфинов. Тревога и другие свежие стихи

Оригинал взят у delphinov в Страшно становится, Сосиска и жираф, Бог и др.
Тревога
Страшно становится не потому, что для этого есть причина,
А в любой из моментов, без повода, без итога,
Женщина или мужчина, умница ли, дурачина -
Всё строго.
Хочешь, побудь атеистом, а хочешь, свидетелем Иеговы,
Прикупи медстраховку, поставь "кристалл" внутривенно,
Как ни крутись под конец, хоть вначале и было слово -
Всё тленно.
Вышли из моря рыбы, с неба рухнул талантливый птеродактиль,
Для кого-то - судьба, для кого-то - сухарь-онколог,
Всякий век словно текст, или опыт теорий и практик, -
Недолог.
Страшно становится не потому, что есть риск угодить к драконам
Или переродиться в чудовище, что возможно,
Просто покамест мы живы, и именно от того нам
Тревожно.
3.12.14

Простая речь
Хотели листья пасть к земле,
Хотела нить припасть к игле,
Хотела капля выйти в круг,
Хотел быть верным добрый друг,
А снег ложился на лицо,
Покрылось инеем кольцо,
И стыли у корней дерев
Пальто и брюки, побелев,
И тот, кто там лежал во тьме,
Был чем-то симпатичен мне,
Но чу! О чем простая речь?
Хочу и я пойти прилечь.
2.12.14

Сосиска и жираф
Сосиску съесть я возжелал,
Сосиску съесть,
Сосиску съесть,
Как вдруг навстречу мне жираф,
Да не один, а целых шесть!
Идут жирафы чередой
В универмаг,
В универмаг,
А я застыл балда балдой,
Не съев сосиску, просто так!
Закутавшись в колючий шарф,
Я думал: "Бред
Или не бред?!"
Как вдруг назад идёт жираф,
И пять других ему вослед!
Вскричав: "О, дивное из див!
Ах, Бог ты, мой!
Ах, Бог ты мой!" -
Сосиску так и не купив,
Голодный я пошёл домой.
30.11.14

*****
Разорваться ли мне, любимые, на куски,
Чтобы взяли вы их и куда-нибудь отнесли,
Хоть на рынок невидимый да на базар-вокзал,
Хоть швырните их, милые, попросту на асфальт.
Актеоном ли любопытным засесть в кустах,
Чтобы гибель принять от пятидесяти собак,
Офигевшим Орфеем ли грохнуть кифару в пол,
Дорогие вакханки, дерзайте, терзайте, что ль.
Разлететься ли мне на атомы по углам,
Где лишь мыши мерцают да рыскает таракан,
А еще, говорят, где-то в Азии жил, мол, джинн,
В трёх местах он, подлец, появляться мог, триедин.
Расползтись паутиной серой ли так и сяк,
Липкой нитью возвыситься в хмурые небеса
Да и сгинуть, рассеяться, скрыться за горизонт,
Или вздуться в мицелии, словно подземный тромб.
Чебурахнуться в ящик, бахнуть об стол без сил
Буйну голову, как механический апельсин,
Кожу снять и плясать, словно Марсий, игрец дуды,
Да не в рифму отслеживать гибнущие миры.
29.11.14

Бог
Бог не бухал уже более трёх недель.
Привык мыть посуду и прибирать постель.
Даже трусы он не носит долее, чем три дня,
И болтовнёю пустою не достаёт меня.
Позавчера, во дела-то, бог намутил обед,
Не трогал компьютер, не вылезал в интернет,
Вымыл на кухне пол и вычистил туалет,
Я даже поверил в него, а ведь думал, что бога нет.
Бог в синих джинсах и футболке с надписью "God"
Стоит на балконе и даже не курит, гад.
Температура не балует, за бортом - зима,
Немного волнуюсь, а вдруг он сошёл с ума.
Но он, похоже, не мёрзнет. Просто стоит там и
На город глядит, проницая его слои,
Пар изо рта выпускает, как будто он вовсе не бог,
И чисто по-панковски чешет себя между ног.
Должен отметить, что бог посещает душ,
Была бы жена у него, это был бы отличный муж,
Жаль, что здесь нет никакой молодой жены,
Есть только стены, в которые бьёмся мы.
Я возвращаюсь с балкона, заледенев как чёрт,
Включаю компьютер, строчу никому отчёт,
А с улицы слышно сирену, и я открываю doc,
И набираю кириллицей жуткое слово "Бог".
Вот зазвонил телефон, снять бы трубку, да что-то вдруг
Оставили силы. Доносится в двери стук.
С кухни тянет горелым, похоже, клубится дым,
Бог, помоги, не оставь, мы погибнем с тобой, сгорим!
Где же ты, где? По паркету течёт вода.
Это из ванной... Мне надо пойти туда...
Кран завернуть, а не то и прочистить сток,
Я так привык, что всё это стал делать бог,
Где же он, где? Ведь только что был ещё тут!
В двери колотят, похоже, что их снесут.
Замер на стуле, немытый, с клочкастою бородой,
Перед иконой дисплея, растерянный, сам не свой,
Злой, полупьяный, расхристанный, без трусов,
А в голове - целый хор несостроенных голосов,
В кухне бушует пламя, вода заливает пол,
А бог мой оставил меня, не попрощавшись, ушёл,
Где он сейчас, я не знаю, ищи-свищи,
Колышатся стены, да череп пустой трещит.
27.11.14

Журавлик
Взял в руки ножницы, вырезал журавлика
Из белой бумаги.
Реальность дрожит, как желе.
Жили, жили, не тужили, да не выжили,
В землю легли, из могилы встали,
Сами от себя устали.
А хотел я рассказать вам всем про то,
Что купил себя я новое пальто,
Не из кожи, не из драпа, не из шерсти, не из меха -
Из говядины!
Как пошёл я в том пальто по бульвару Гоголя -
Человек, наверно, сто следом шли и трогали.
А реальность дрожит, в ушах жужжит,
В голове пуржит, как стекло дребезжит.
Надежда брезжит - что есть жизнь после смерти.
Полетел мой бумажный журавлик за тридевять земель
К маленькой умирающей девочке,
Террористы-исламисты увидели в небе птицу белую,
Давай стрелять, давай палить,
Да не попали.
Американские рейнджеры увидели в небе птицу белую,
Давай стрелять, давай палить,
Да не попали.
Патриоты русской весны увидели в небе птицу белую,
Давай стрелять, давай палить,
Да не попали.
Летел мой бумажный журавлик, летел, да не долетел -
Координаты джи-пи-эс не точные оказались.
Тут с неба посыпались обломки космической станции,
А я резко перескакиваю с темы на тему,
Как и привыкли все мы.
В этом мире оголтелых булочек с маком
Реальность дрожит от постоянного манипулирования.
Рыба с двумя головами
Вышла замуж за дядю с копытами.
Надежда брезжит, брезжит,
А по морде как врежет,
Шишка - на лбу,
Рога - на затылке,
Жабры - за ушами,
Вот какой я красавец-молодец
В замечательном пальто,
Иду по кладбищу, удало свищу,
Вот могила моя,
В ней телевизор цветной,
Машина посудомоечная,
Бумага для вырезания,
Ножницы наточенные,
Мозги забормоченные,
Территории заболоченные.
А девочка маленькая не дождалась журавлика,
Так и померла.
26.11.14

По кругу
Ты проходишь по кругу и вновь и вновь
Натыкаешься на всю ту же хрень,
А твой ужин на кухне почти готов,
Сядь, пожуй, скоро спать, за окошком темь.
Ты лежишь и хрустишь, как прокрустов гость,
Шепчешь сам себе - всё окей, будь спок,
Но попробуй-ка, с крыши всю наледь сбрось,
Прокачай по трубам отстойный сток.
Зря смеёшься, как Джокер, и вкривь, и вбок,
Старый Шура Бэтман, мол, мне не в масть,
Да чердак-то твой, брат, чик-чирик, прыг-скок,
Как чертей ни гоняй, так и скачут всласть.
И в подвале болото, хоть вброд, хоть вплавь,
Не полезешь сам - не поднимешь вонь.
Зря теперь ты бессмертных богов не славь,
Свет гаси, сладкий сон свой не проворонь.
Лабиринтом проходишь, замкнув спираль,
Никому не враг, сам себе не друг,
Жёг ли правду, не важно, а может, врал,
Возвращаешься на исходный пункт.
25.11.14
Tags: 2, 2 декабря, 2014, 25, 25 ноября, 26, 26 ноября, 27, 27 ноября, 29, 29 ноября, 3, 3 декабря, 30, 30 ноября, Александр Дельфинов, декабрь, ноябрь, свежие стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments