Category: кино

I am

5 октября. Песня дня

без точной датировки, но точно под настроение; и по содержанию подходит этому дню. И учителям должно понравится, особенно учителям литературы - это же Заболоцкий, переложенный на музыку для хорошего кино, но не для "Доживем до понедельника", а другого )
Одна мелодия на два стихотворения. Все уже догадались?Collapse )
I am

Песня под настроение

Почему-то вспомнил её сегодня. Она из вышедшего на экраны 45 лет назад советского фильма "Гонщики" с Евгением Леоновым и Олегом Янковским. Я люблю  кино о спорте, только хорошего на эту тему мало. Из нашего -  "Королевская регата" и вот  "Гонщики" только мне и нравятся.  Немудрящую песенку про речной огонёк я запомнил сразу, а вот имена её авторов узнал значительно позднее. Автор текста - Юлий Ким, музыку ко всему фильму, ну, и к песенке, значит, тоже сочинил Владимир Дашкевич.



Я на лодочке плыву
По реке широкой,
На далеком берегу
Домик одинокий.
Словно дальняя звезда,
В нем окошко светит.
Кто захочет, пусть туда
Отдохнуть заедет.

Огонёчек дорогой,
Далеко ты светишь,
Без тебя во тьме ночной
Берег не заметишь.
А я дальше поплыву
И назад не гляну:
Как-нибудь тебя найду,
Если плыть устану...
I am

29 января - день памяти Евгения Аграновича



Вчера были в Доме Кино на вечере посвященном дню памяти поэта, кинематографиста и замечательного человека Евгения Аграновича.
Нас пригласил сюда Владимир Альер, когда мы вместе с ним проехались по Москве в Синем троллейбусе. Он же и повел программу от песни к песни, от фильма к фильму, от человека к человеку о незабытом ГЕРОЕ незабытого поколения.

К неоткрытому полюсу мы не протопчем тропинки,
Не проложим тоннелей по океанскому дну,
Не подарим потомкам Шекспира, Родена и Глинки,
Не излечим проказы, не вылетим на Луну.

Мы готовились к этому, шли в настоящие люди,
Мы учились поспешно, в ночи не смыкая глаз...
Мы мечтали об этом, но знали прекрасно – не будет:
Не такую работу век приготовил для нас.

Может, Ньютон наш был всех физиков мира зубастей,
Да над ним ведь не яблоки, вражие мины висят.
Может быть, наш Рембрандт лежит на столе в медсанбате,
Ампутацию правой без стона перенося.

Может, Костя Ракитин из всех симфонистов планеты
Был бы самым могучим, осколок его бы не тронь.
А Кульчицкий и Коган – были такие поэты! –
Одиссею бы создали, если б не беглый огонь.

Нас война от всего отделила горящим заслоном,
И в кольце этих лет такая горит молодежь!
Но не думай, мой сверстник, не так уж не повезло нам:
В эти черные рамки не втиснешь нас и не запрешь.

Человечество будет божиться моим поколеньем,
Потому, что мы сделали то, что мы были должны.
Перед памятью нашей будет вставать на колени
Исцелитель проказы и покоритель Луны.


1944, 2-й Белорусский фронт,«Моему поколению», Евгений Агранович.

Collapse )
I am

13 сентября. 20 век. Между счастьем и печалью

по стихам и дневникам XX века.
Collapse )
Сокол

22 января. Песня дня в день рождения Юрия Левитанского



Это город. Ещё рано. Полусумрак, полусвет.
А потом на крышах солнце, а на стенах ещё нет.
А потом в стене внезапно загорается окно.
Возникает звук рояля. Начинается кино.

И очнулся, и качнулся, завертелся шар земной.
Ах, механик, ради бога, что ты делаешь со мной!
Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса
заставляет меня плакать и смеяться два часа,
быть участником событий, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!
Кем написан был сценарий? Что за странный фантазёр
этот равно гениальный и безумный режиссёр?
Как свободно он монтирует различные куски
ликованья и отчаянья, веселья и тоски!
Он актёру не прощает плохо сыгранную роль –
будь то комик или трагик, будь то шут или король.
О, как трудно, как прекрасно действующим быть лицом
в этой драме, где всего-то меж началом и концом
два часа, а то и меньше, лишь мгновение одно...

Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!
Я не сразу замечаю, как проигрываешь ты
от нехватки ярких красок, от невольной немоты.
Ты кричишь ещё беззвучно. Ты берёшь меня сперва
выразительностью жестов, заменяющих слова.
И спешат твои актёры, всё бегут они, бегут –
по щекам их белым-белым слёзы чёрные текут.
Я слезам их чёрным верю, плачу с ними заодно...

Жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!
Ты накапливаешь опыт и в теченье этих лет,
хоть и медленно, а всё же обретаешь звук и цвет.
Звук твой резок в эти годы, слишком грубы голоса.
Слишком красные восходы. Слишком синие глаза.
Слишком чёрное от крови на руке твоей пятно...

Жизнь моя, начальный возраст, детство нашего кино!
А потом придут оттенки, а потом полутона,
то уменье, та свобода, что лишь зрелости дана.
А потом и эта зрелость тоже станет в некий час
детством, первыми шагами тех, что будут после нас
жить, участвовать в событьях, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, моё цветное, панорамное кино!
Я люблю твой свет и сумрак – старый зритель, я готов
занимать любое место в тесноте твоих рядов.
Но в великой этой драме я со всеми наравне
тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне.
Даже если где-то с краю перед камерой стою,
даже тем, что не играю, я играю роль свою.
И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить,
где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить,
потому что в этой драме, будь ты шут или король,
дважды роли не играют, только раз играют роль.
И над собственною ролью плачу я и хохочу.
То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу.
То, что видел, с тем, что знаю, помоги связать в одно,
жизнь моя, кинематограф, чёрно-белое кино!


Юрий Левитанский (22.01.1922- 25.01.1996),"Кинематограф", 1970.


"Кинематограф" пели и поют многие, но лучше всех по-моему Андрей Миронов. Видеоряда подабающего моменту не нашел, поэтому предлагаю аудиозапись с официального сайта поэта.
Collapse )
Сокол

21 января. Через 40 лет

Сорок лет разделяет две записи в дневнике Ролана Быкова, но стержень характера проглядывается, похоже, один: что у студента театрального училища, что у народного артиста СССР
Collapse )
Сокол

Графиня де Монсоро, или Мой любимый Мандельштам


Зимой 1981 года мне предложили сняться в кино в главной роли. Роль была женская. Я прочитал сценарий - и сразу согласился. Аристократка и богачка - мечта, а не роль!

Кинематограф. Три скамейки.
Сентиментальная горячка.
Аристократка и богачка
В сетях соперницы-злодейки.

Не удержать любви полета:
Она ни в чем не виновата!
Самоотверженно, как брата,
Любила лейтенанта флота.

А он скитается в пустыне —
Седого графа сын побочный.
Так начинается лубочный
Роман красавицы-графини.

И в исступленьи, как гитана,
Она заламывает руки.
Разлука. Бешеные звуки
Затравленного фортепьяно.

В груди доверчивой и слабой
Еще достаточно отваги
Похитить важные бумаги
Для неприятельского штаба.

И по каштановой аллее
Чудовищный мотор несется,
Стрекочет лента, сердце бьется
Тревожнее и веселее.

В дорожном платье, с саквояжем,
В автомобиле и в вагоне,
Она боится лишь погони,
Сухим измучена миражем.

Какая горькая нелепость:
Цель не оправдывает средства!
Ему — отцовское наследство,
А ей — пожизненная крепость!


1913, Осип Мандельштам, "Кинематограф"


Потом долго подбирали реквизит, костюмы, фактуру, натуру в окрестностях Жуковского . Потом снимали на лютом морозе на улице и в жуткой жаре под софитами на квартире у местного одногурсника. Тапёр музыку подбирал самым тщательным образом. Потом название придумывали. Думали, думали, но ничего лучше "Графини де Монсоро" не придумали. Потом боялись, что не дадут показать (год, напомню - 1981, а мы, можно сказать, - секретные физики) . Тогда решили устроить премьерный показ в день смеха, 1 апреля. И получилось! Народу набилось - море!
Прием был горячий, успех - ошеломляющим. Мне все плечи отбили - ну, ты даёшь!
Одни словом - ТРИУМФ. Спасибо ОСИПУ ЭМИЛЬЕВИЧУ!

P.S. Одно жаль - оцифровать не додумались, и где сейчас эта пленка - бог ведает.
Сокол

23 октября. Идеи Белого дня

Из дневника Андрея Тарковского. Запись от 23 октября 1971 года:

Скорее бы начать «Белый день». У меня возникла идея параллельно с Разрушением церкви снять Утро на Куликовом поле, которое нам не удалось снять в «Рублеве». Может быть интересно. И стихотворение отца «Я в детстве заболел…», которое бы кончалось ангелом, стоящим на опушке леса.

Примечания. 1. "Белый день" - первоначальное названия сценария фильма "Зеркало".

2.


Я в детстве заболел
От голода и страха. Корку с губ
Сдеру - и губы облизну; запомнил
Прохладный и солоноватый вкус.
А все иду, а все иду, иду,
Сижу на лестнице в парадном, греюсь,
Иду себе в бреду, как под дуду
За крысоловом в реку, сяду - греюсь
На лестнице; и так знобит и эдак.
А мать стоит, рукою манит, будто
Невдалеке, а подойти нельзя:
Чуть подойду - стоит в семи шагах,
Рукою манит; подойду - стоит
В семи шагах, рукою манит.
                                               Жарко
Мне стало, расстегнул я ворот, лег, -
Тут затрубили трубы, свет по векам
Ударил, кони поскакали, мать
Над мостовой летит, рукою манит -
И улетела...
                   И теперь мне снится
Под яблонями белая больница,
И белая под горлом простыня,
И белый доктор смотрит на меня,
И белая в ногах стоит сестрица
И крыльями поводит. И остались.
А мать пришла, рукою поманила -
И улетела...


1966, Арсений Тарковский.
Сокол

22 октября. Из дневников актёров

Ролана Быкова и Олега Борисов. Он одногодки, оба родились 1929 году с разницей меньше месяца (12 октября и 8 ноября). Одновременно ( в 47-ом) поступили в театральный вуз: Борисов - в Школу-студию МХАТ, Быков - в Щуинское (в студию МХАТа он не прошел). Для меня они оба - замечательные актёры, личности. Хочется узнать о них больше, как о людях, живших с нами в одно время.
Надеюсь, их дневники (взяты на prozhito.org ) помогут в этом.Collapse )