Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

I am

14 мая. Хороший день

у меня сложился. Получив электронный пропуск, сходил в ГИБДД на Варшавке за новым водительским удостоверением в замен старому, у которого срок (10 лет) вышел. Добирался туда и обратно большую часть времени своим ходом (намеренно так сделал), меньшую - на общественном транспорте. Сделал за день 15 000 шагов. Погода с утра была хорошая, народу на улицах - почти никого, в метро и автобусах - мало, машин в городе - мало, а на МКАДе зато - поразительно много. В ГИБДД всё хорошо  организовано: если через Госуслуги всё правильно подготовлено, то там потратите на подобную моей операциию 20-30 минут. Днем пришло известие, что по работе мне неожиданно вернули то, что недавно как-то странно забрали. Выпустил посты какие сегодня хотел, подготовил посты на завтра, и вот на сон грядущий закат красивый поймал! Ну, хороший день по всем показателям! И вам доброго вечера, спокойной ночи и удачного дня завтра!

Collapse )
I am

3 октября. Летела жизнь

3 октября 1978 года Владимир Высоцкий выступал в Грозном на стадионе для ручных игр ( источник информации - здесь). Далее из книги Владимира Новикова "Высоцкий" :

Там-то и прозвучала впервые новая песня «Летела жизнь»:
Я сам с Ростова, я вообще подкидыш –Я мог бы быть с каких угодно мест, –И если ты, мой Бог, меня не выдашь,Тогда моя Свинья меня не съест.Живу – везде, сейчас, к примеру, – в Туле.Живу – и не считаю ни потерь, ни барышейИз детства помню детский дом в аулеВ республике чечено-ингушей.Они нам детских душ не загубили,Делили с нами пищу и судьбу.Летела жизнь в плохом автомобилеИ вылетала с выхлопом в трубу.
На этих словах к площадке подлетает народный артист СССР Махмуд Эсамбаев в неизменной папахе и в элегантном белом костюме. Опускается на колени с криком: «Володя, ты сам не понимаешь, какую ты песню написал!»




Я сам с Ростова, а вообще подкидыш -
Я мог бы быть с каких угодно мест, -
И если ты, мой Бог, меня не выдашь,
Тогда моя Свинья меня не съест.

Живу - везде, сейчас, к примеру, - в Туле.
Живу - и не считаю ни потерь, ни барышей.
Из детства помню детский дом в ауле
В республике чечено-ингушей.

Они нам детских душ не загубили,
Делили с нами пищу и судьбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетала с выхлопом в трубу.

Я сам не знал, в кого я воспитаюсь,
Любил друзей, гостей и анашу.
Теперь чуть что, чего - за нож хватаюсь, -
Которого, по счастью, не ношу.

Как сбитый куст я по ветру волокся,
Питался при дороге, помня зло, но и добро.
Я хорошо усвоил чувство локтя, -
Который мне совали под ребро.

Бывал я там, где и другие были, -
Все те, с кем резал пополам судьбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетела с выхлопом в трубу.

Нас закаляли в климате морозном,
Нет никому ни в чем отказа там.
Так что чечены, жившие при Грозном,
Намылились с Кавказа в Казахстан.

А там - Сибирь - лафа для брадобреев:
Скопление народов и нестриженных бичей, -
Где место есть для зеков, для евреев
И недоистребленных басмачей.

В Анадыре что надо мы намыли,
Нам там ломы ломали на горбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетала с выхлопом в трубу.

Мы пили всё, включая политуру, -
И лак, и клей, стараясь не взболтнуть.
Мы спиртом обманули пулю-дуру -
Так, что ли, умных нам не обмануть?!

Пью водку под орехи для потехи,
Коньяк под плов с узбеками, по-ихнему - пилав, -
В Норильске, например, в горячем цехе
Мы пробовали пить стальной расплав.

Мы дыры в деснах золотом забили,
Состарюсь - выну - денег наскребу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетала с выхлопом в трубу.

Какие песни пели мы в ауле!
Как прыгали по скалам нагишом!
Пока меня с пути на завернули,
Писался я чечено-ингушом.

Одним досталась рана ножевая,
Другим - дела другие, ну а третьим - третья треть...
Сибирь, Сибирь - держава бичевая, -
Где есть где жить и есть где помереть.

Я был кудряв, но кудри истребили -
Семь пядей из-за лысины во лбу.
Летела жизнь в плохом автомобиле
И вылетела с выхлопом в трубу.

Воспоминанья только потревожь я -
Всегда одно: "На помощь! Караул!.."
Вот бьют чеченов немцы из Поволжья,
А место битвы - город Барнаул.

Когда дошло почти до самосуда,
Я встал горой за горцев, чье-то горло теребя, -
Те и другие были не отсюда,
Но воевали, словно за себя.

А те, кто нас на подвиги подбили,
Давно лежат и корчатся в гробу, -
Их всех свезли туда в автомобиле,
А самый главный - вылетел в трубу.


1977, "Летела жизнь", Владимир Высоцкий.
Сокол

18 сентября. Песни тревоги


Зашить карман в пальтишке драповом,
помыть посуду и одеться.
На пол вода послушно капала
с невыжатого полотенца,

слепило солнце жестью кровельной,
гремела кружка за плечами
сухим пайком – три дня как с противня
ржаной просфоркой обручальной,

был воздух горше поцелуя,               
острей шприца, белей таблетки,
и в небе ласточки танцуя
искали выхода из клетки.


18 сентября 2009 года, Михаил Свищёв. «Новобранец».

Когда закончится война,
Которая вот-вот начнется,
Обратно маятник качнется.
И, как в былые времена,

К теплу родного очага
Герои возвратятся снова,
Опять скрутив очередного
По счету лютого врага

В очередной бараний рог,
За что им крысы тыловые
Вручат награды боевые,
Поначеканеные впрок.

Под лавку скинув прахоря,
Одевшись в чистое к обеду,
Махнут герои за победу,
Отчизну, веру и царя.

И захлебнутся враз слюной
Все федеральные каналы,
Когда в державные анналы

Нам впишут новый выходной,
И слезы радости прольют,
Поверив собственной параше,
Когда над родиною нашей
Взметнется траурный салют.


18 сентября 2010, Игорь Иртеньев, Газета.Ру


камера печального знания, пожилая вдова последнего очевидца,
полувековая жилица вымеренного адца, -
нет такой для тебя стены, чтоб за ней укрыться,
нет такого уха, чтоб оправдаться

заключая свидетельство для искателя и страдальца,
в результате которого многое прояснится,
ты таскаешь чужую тайну - немеют пальцы,
каменеет намертво поясница

неестественно прямы, как штаба верные часовые
в городе, где живых не осталось ни снайпера, ни ребенка
мы стоим и молимся об убийце, чтобы впервые
за столетие лечь, где хвоя, листва, щебёнка

начертить себе траекторию вдоль по золоту и лазури,
над багряными с рыжим кронами и горами.
сделай, господи, чтоб нас опрокинули и разули,
все эти шифровки страшные отобрали


18 сентября, 2012, Вера Полозкова, «Стража».


На подземной парковке
Магазина "Ашан"
Мама просто и ловко
Достает малыша
Из железной тележки,
Где пакетов гора
(В них еда для поддержки
Сил любви и добра).
Мальчик спит безмятежно
И, заботясь о нем,
Мать фиксирует нежно
Автокресло ремнем.
И груженный под крышу,
Вдоль обшарпанных стен
Проплывает чуть слышно
Голубой "Ситроен".
Шелестящие шины,
Тени серых камней,
И мерцают рубины
Габаритных огней.
Как в тиши Третьяковки
Засыпает душа
На подземной парковке
Магазина "Ашан".

По бетонной дорожке
К двери лифта иду.
Привыкаю немножко
К жизни в этом аду.


18 сентября 2013, «Дети подземелья», Чен Ким, chen_kim.
I am

Экспромты Быкова в Ростове

Оригинал взят у sosnitsky</lj> в Гражданин, поэт и юрийгагарин (с маленькой буквы) в Ростове.
Только что вернулся с грандиозного представления "Гражданин поэт" в Ростове.
Михаил Ефремов (гражданин), Дмитрий Быков (поэт) и Андрей Васильев (юрийгагарин с маленькой буквы).

Полтора часа гомерического смеха с мыслью в голове, что все это, на самом деле, очень грустно.
Никакого пижонства, никакой звездности, прямой контакт со зрителем и мощное шоу.
Сразу же Ефремов заявил, что можно фотографировать и снимать на мобильные телефоны.
Честно говоря, я был не готов к такому развитию событий, ибо заезжие мегазвезды запрещают снимать, и служба безопасности за этим строго следит, поэтому я готовился к "скрытой" съемке и взял маленький фотоаппарат. ...

В самом начале спектакля Васильев обратился к зрительному залу с просьбой назвать какую-нибудь свежую новость, по мотивам которой Дмитрий Быков за время спектакля напишет стихи, и прочитает их в конце. Была выбрана новость о том, как ростовчанка покусала инспектора ГИБДД.
Под занавес Дмитрий Быков под всеобщее ликование и хохот продекламировал следующие строчки:

1. Короткое стихотворение, стилизованное под Юнну Мориц.

Водитель бывает кусачим
Только от жизни собачей.
А жизнь у граждан Ростова
В достаточной степени псова.



2. Основное - вариация на тему "Песни о вещем Олеге" А.С. Пушкина.

Как ныне сбирается вещий сержант
Отмстить неразумным водилам:
Лихих - удержать,
А бухих - задержать,
И штраф предъявить нерадивым.
Все шло, как обычно,
Но вдруг с кондачка
Убогого он задержал старичка.
- Ты скорость превысил, - сержант говорит,
А тот отвечает ехидно:
- Твой жребий, гаишник, 
Пока еще скрыт,
Но мне его явственно видно:
Сегодня покорно тебе большинство, 
Но примешь ты смерть от жезла своего...
Но спорить с сержантом накладно:
- Сначала плати, непокорный старик,
А после - пророчествуй, падла!..
Не то за такие плохие слова
Потертые ты мне оставишь права.
Старик между тем оказался не прост,
Исчез, словно отроду не был.
Сержант же, ругаясь, вернулся на пост
Под грозно насупленным небом.
Стоит, непонятной тревогой томим,
И вдруг иномарка юзит перед ним.
Водитель напуган и явственно пьян,
И рожа пылает, как пламя.
С таким ты не то, чтобы сделаешь план,
Но даже получишь сверх плана.
- Довольно! - сержант восклицает, - Абзац!
Но тут из кабины послышалось: - Клац!
Навстречу несчастному, будто змея,
Рванулось шикарное тело.
- Тебе не обломится здесь... НИЧЕГО! - 
С презрением оно прошипело.
Ощерило рот, замерло на момент,
И вскрикнул внезапно ужаленный мент.
У ростовчанки ужасен укус, 
Он хуже раненья простого - 
Недаром когда-то Советский Союз
Боялся девиц из Ростова.
Ни Пермь, ни Одесса растить не могла
Таких исключительно бешеных баб.
Сержант отшвырнул ее прочь, разъярен,
Но тут же забился в припадке.
Ужасное бешенство чувствовал он,
Жесткое бешенство матки.
В машину пополз он, как будто в кровать,
Его обуяло желанье давать!
Доселе он брал, будто жадный койот,
И в этом не видел позора,
Теперь он водителям деньги дает
И будет давать до упора.
Так будет со всяким, кто хочет права
В казачьем краю отобрать у волхва.