Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

I am

На дороге знаний

Ровно 55 лет назад я вместе со всеми первоклашками страны вышел на дорогу знаний. В это же время дорогу пошире начинали торить первые студенты факультета аэромеханики и летательной техники московского физтеха. 10 лет спустя я сам вышел на этот путь, и дорога, проложенная первыми фалтянами, казалась мне ярко освещенной магистралью к вершинам науки.

Прошло еще 45 лет, а я все иду по дороге знаний, большей частью учась и меньшей уча. Жизнь несколько скорректировала ориентиры, но по-прежнему, как и любого из нас, ведет меня в гору, это даже в тумане понимаешь потому, что сил приходится тратить больше, чаще приходится останавливаться, чтобы передохнуть, оглядеться, оглянуться и увидеть теплый свет далёкого начала.

Нижеприведенный текст я когда-то приготовил для дня посвящения в первокурсники, но как-то не сложилось им поделиться.

БАЙКИ ВЕТЕРАНА
Collapse )
I am

7 апреля. Антон Павлович Чехов

ЛЮБОВЬ


«Три часа ночи. В окна мои смотрится тихая, апрельская ночь и ласково мигает мне своими звездами. Я не сплю. Мне так хорошо!
Всего меня от головы до пяток распирает какое-то странное, непонятное чувство. Анализировать его сейчас не умею, некогда, лень, да и бог с ним, с этим анализом! Ну, станет ли отыскивать смысл в своих ощущениях человек, когда летит вниз головой с колокольни или узнает, что выиграл двести тысяч? До этого ли ему?»
Приблизительно так начиналось любовное письмо к Саше, девятнадцатилетней девочке, в которую я влюбился. Пять раз начинал я его, столько же раз принимался рвать бумагу, зачеркивал целые страницы и вновь их переписывал. Возился я с письмом долго, как с заказанным романом, и вовсе не для того, чтобы письмо вышло длиннее, вычурнее и чувствительнее, а потому, что хотелось до бесконечности продлить самый процесс этого писанья, когда сидишь в тиши своего кабинета, в который глядится весенняя ночь, и беседуешь с собственными грезами. Между строк я видел дорогой образ, и, казалось мне, за одним столом со мной сидели духи, такие же, как я, наивно-счастливые, глупые и блаженно улыбающиеся, и тоже строчили. Я писал и то и дело поглядывал на свою руку, которая всё еще томилась от недавнего рукопожатия, а если мне приходилось отводить глаза в сторону, то я видел решетку зеленой калитки. Сквозь эту решетку Саша глядела на меня после того, как я простился с ней. Когда я прощался с Сашей, я ни о чем не думал и только любовался ее фигурой, как всякий порядочный человек любуется хорошенькой женщиной; увидев же сквозь решетку два больших глаза, я вдруг, словно по наитию, понял, что я влюблен, что между нами всё уже решено и кончено, что мне остается только соблюсти кое-какие формальности.

Большая также приятность запечатать любовное письмо, медленно одеться, выйти потихоньку из дому и нести это сокровище к почтовому ящику. На небе уже нет звезд; вместо них на востоке над крышами пасмурных домов белеет длинная полоса, кое-где прерываемая облаками; от этой полосы по всему небу разливается бледность. Город спит, но уж водовозы выехали, и где-то на далекой фабрике свисток будит рабочих. Возле почтового ящика, слегка подернутого росой, вы непременно увидите неуклюжего дворника в колоколообразном тулупе и с палкой. Находится он в состоянии каталепсии: не спит и не бодрствует, а что-то среднее…
Если бы почтовые ящики знали, как часто люди обращаются к ним за решением своей участи, то не имели бы такого смиренного вида. Я, по крайней мере, едва не облобызал свой почтовый ящик и, глядя на него, вспомнил, что почта — величайшее благо!..

Collapse )
I am

Пластов у Андрияки

Две недели назад мы с Надей на ближайшей к метро Тропарево остановке ждали автобуса № 227, чтобы доехать к себе в Теплый Стан. Смотрю в свой смартфон – до прибытия транспорта 5 минут, поднимаю глаза и вижу перед собой пожилую даму в растерянном состоянии. Она, наконец, фокусирует свое внимание на мне и спрашивает: - скажите, пожалуйста, где останавливается 144 номер, не здесь? Нет – говорю, - это вам надо дальше пройти вдоль Ленинского, напротив автозаправки увидите остановку, куда и 144-й приходит. Дама благодарит, вздыхает и уже собирается идти в указанном мной направлении, но тут Надя догадывается спросить ее, а куда собственно ей нужно попасть. Выясняется, что в Академию Андрияки. Так это ж меняет дело! – и мы объясняем, что не нужно никуда уже идти, сейчас придет автобус, мы сядем в него все вместе, а потом вместе выйдем и там уже рукой подать до Андрияки, мы все покажем. Женщина радуется, автобус через две минуты подходит, через 10 мы входим, а в промежутке между этими событиями мы узнаем от нашей спутницы сначала о плохой логистике в метро, а потом о цели её поездки – выставке художника Пластова. Прощались мы дружески, но разошлись в разные стороны. Потом была рабочая тяжелая неделя, в пятницу которой, утром 31-го января, из замечательной рассылки с сайта Юлии Зиганшиной узнаю, что в тот день отмечалось 127 лет со дня рождения Народного художника СССР Аркадия Пластова. А уж потом, посмотрев по ссылке из письма программу Юлии Зиганшиной, посвящённой жизни и творчеству художника, понял, что это знак, и надо идти на Пластова у Андрияки. В первый день февраля мы и пошли. Дальнейшее – иллюстрации к этому культпоходу.
1) Вот он, наш местный "Русский музей".

Collapse )