Category: политика

I am

5 декабря. Когда-то был День конституции

5 декабря. День Конституции. По телевидению непрерывно передают восторги по поводу достижений промышленности, сельского хозяйства и международной политики. А продукты дорожают почему-то (?) Икра, рыба, обувь. Видимо, чем больше наши успехи, тем хуже мы должны жить. Ну, да черт с ними.

Из дневника Андрея Тарковского
за 1973 год.
I am

13 июня. Стихи-юбиляры

В те дни кроваво-роковые,
Когда, прервав борьбу свою,
В ножны вложила меч Россия –
Свой меч, иззубренный в бою, –
Он волей призван был державной
Стоять на страже, – и он стал,
И бой отважный, бой неравный
Один с Европой продолжал.
И вот двенадцать лет уж длится
Упорный поединок тот;
Иноплеменный мир дивится,
Одна лишь Русь его поймет.
Он первый угадал, в чем дело,
И им впервые русский дух
Союзной силой признан смело, –
И вот венец его заслуг.


13 июня 1867, «На юбилей князя А. М. Горчакова», Федор Тютчев.


Написано по поводу 50-летия государственной деятельности князя Александра Михайловича Горчакова (1798—1883), известного дипломата, сверстника и товарища А. С. Пушкина, воспитанника Царскосельского лицея, окончив который 9 июня 1817 г., он тогда же поступил на службу. 13 июня 1867 г., в связи с юбилеем, кн. Горчакову было пожаловано высшее государственное звание — государственного канцлера.

Тютчев поддерживал национальные побуждения в политике Горчакова: об этом свидетельствуют письма и стихотворные обращения поэта к нему, обыкновенно приуроченные к удачам русского кабинета. Однако откровенные письма Тютчева к жене говорят о двойственности его отношения к Горчакову. В письме из Петербурга от 13 июня 1867 г. (т. е. в день пожалования Горчакову звания канцлера и создания стихотворения) Тютчев рассказывал жене: «Вчера мы, с госпожой Акинфиевой во главе, ездили на вокзал встречать нашего милого князя-юбиляра, которого мы будем чествовать сегодня. Утром я прочел отчет об его разговоре по душам с императором Наполеоном. Это чистейшая вода, и любой разговор между двумя первыми попавшимися людьми мог бы оказать точно такое же воздействие и влияние на положение вопросов, ждущих своего разрешения, как этот мнимый политический диалог, честь которого почти исключительно принадлежала милейшему князю. Одним словом, это так же глупо, как и все остальное...». А на другой день, 14 июня, Тютчев писал жене следующее: «Итак, вчера отпраздновали юбилей милейшего князя Горчакова. В одиннадцать часов мы все собрались в церкви министерства, где была служба, после чего отправились в парадные комнаты, где был выставлен знаменитый альбом, содержащий 460 портретов, которые все бесследно потеряны для потомства. Тут все окружили юбиляра, и его товарищ Вестман прочел адрес. Но до этой минуты не было ни малейшего известия о его назначении канцлером... Делали всевозможные предположения, — неизвестность становилась томительной — как вдруг среди тишины твердый и ясный голос возвестил о прибытии императорского рескрипта. Это была очень сердечная телеграмма Государя, объявляющая юбиляру о даровании ему звания государственного канцлера. Жомини прочел ее вслух, и, пока он читал, я смотрел на доброе лицо этого бедного милого старика, достигшего вершины почести и не могущего ожидать ничего более в этом роде, кроме великолепных похорон, подобающих канцлеру. Он с трудом удерживал слезы. И все вокруг него были растроганы, что доказывает, какая это хорошая и симпатичная всем натура. Когда я подошел к нему с поздравлением, мы обнялись как два бедняка...». Источник: http://www.fedor-tutchev.ru/poezia177.html


Искусство в загоне, – сознаемся в этом!
Искусство затмила война.
Что делать в разбойное время поэтам,
Поэтам, чья лира нежна?

Дни розни партийной для нас безотрадны
Дни мелких, ничтожных страстей…
Мы так неуместны, мы так невпопадны
Среди озверелых людей.

Мы так равнодушны к их жалким раздорам
И к их интересам мертвы.
Мы тянемся к рекам и к вольным просторам
И в шелковый шепот травы.

Мы искренне славим паденье престолов
Во имя свободы людской!
Но если и после царей вы в тяжелых
Раздорах, – мы машем рукой!

Союзник царизма для нас не союзник,
Как недруг царизма – не враг.
Свободный художник зачахнет, как узник,
Попав в политический мрак.

Нам пакостны ваши враждебные будни,-
Мы вечным искусством горим.
Вы заняты “делом”, мы – только “трутни”,
Но званьем гордимся своим!

Отправьте ж искусство куда-нибудь к мифу,
Трещит от него материк!..
И кланяйтесь в пояс Голодному Тифу,
Диктатору ваших интриг!

13 июня 1917, Мыза Ивановна, Игорь Северянин,
«Поэза строгой точности», посвящено Борису Верину
.
Сокол

Всеволод Емелин. Союзники

Мое хрупкое сердце разбито
А в груди догорает пожар
Нас не предали только шииты,
Алавиты и Асад Башар.

От Иуды, Кучума, Мазепы
Прорастает тот подлый обман
Вероломство укропов свирепых
Да турецкий кривой ятаган.

Свет в Крыму подает генератор
Из –за козней неверных татар,
А от газа раздувшийся Катар
Финансирует этот кошмар.

Что ж, считайте кровавое злато
Пожимайте ладонь палачу
Черногория просится в НАТО
Про болгар я вообще промолчу.

Над пустынями бомбами взрытыми
Пусть плывет мой пророческий стих,
Но с шиитами и алавитами
Никогда не сдаем мы своих.

Я парнишка простой, жизнью битый
Много видел я горя и лжи,
Но шиита я от салафита
Отличу, хоть глаза завяжи.

О шиит- православный ислама!
Нам отныне с тобой по пути
Мы по жизни идем только прямо
И вовеки так будем идти.

Среди санкций, блокад и диверсий
В предвкушении последней войны
С нами рядом отважные персы
Заратустры и Ксеркса сыны.

Берегите свои помидоры
Ройте ямы для новых могил
Нож нам в спину воткнувший который
И в РФ запрещенный ИГИЛ.

Не пеняйте на роль обстоятельств,
Что, мол, вышел неловкий момент
Никому не прощает предательств
Наш Российской земли президент.

Будь корыстен ты или распутен
Будь ты даже и не джентльмен
Все понять и простить может Путин.
Не прощает он только измен.

Заводите моторы пилоты
Наносите ответный удар.
Нам союзники армия с флотом
Алавиты и Асад Башар.

Пожалей обезумевших, Господи!
Тех, которых Ты медлил и мглил
Под водою, на суше и в космосе
И в сиянии титановых крыл.

Сокол

10 июня. Имперские новости разных времен

В Империи развал. Шумят рабы.
Спартак в ударе. Просветлели лица.
Но чучело Вождя в плену томится,
А из провинций все текут гробы.
Окраины бурлят. Им отделиться
Хотелось бы. Кто в лес, кто по грибы -
Куда угодно. Лишь бы от судьбы.
А Император волен застрелиться.
Сенат прогнил. Лишь выправка да спесь.
Все скурвились. Пора срывать погоны.
Из Сирии выводят легионы.
Все правильно. Они нужнее здесь.
Империя, как тот презерватив,
Что пацаны всем скопом надували,
Вот-вот взорвется, матушка. Едва ли
Империю спасет инфинитив.
Что делать? Сам не знаю. Но держись.
И утешайся запрещенным средством.
Поэту не к лицу спасаться бегством.
Но все же крикнуть хочется: "Ложись!"


10 июня 1988 года, Евгений Ройзман.


Collapse )
Сокол

Тимур Кибиров. Свежие стихи в Культурной инициативе

источник: http://kultinfo.ru/novosti/1861/?fb_action_ids=449314028556460&fb_action_types=og.likes

СРАМ ДА И ТОЛЬКО


***
Премьер-министр Столыпин
Ответил писателю Толстому,
Пытаясь объяснить матерому человечищу
Основы своей социально-экономической политики.

А вот премьер-министр Медведев
Не отвечает писателю Акунину
И не собирается ничего ему объяснять.

Интересно почему?

Потому ли, что Медведев, ясное дело,
не Столыпин?
Потому ли, что Акунин
недостаточно матерый?
Или потому,
Что бывает такая социально-экономическая политика
которую фиг объяснишь?

***
Сладко мне с тобой, Жуковский,
Время коротать,
И о мерзости кремлевской
Ничего не знать.

И клевать понурым носом
В сонной тишине.
Наболевшие вопросы
Врачевать не мне.

Ах, Василий мой Андреич,
Бедный мой певец,
Тут не может быть и речи,
В этом я не спец..

Спой мне, спой мне! Или, хочешь -
Я тебе спою,
Этой песенкой полночной
Горюшко завью.

Нам в крещенский вечерочек
Нечего гадать.
Ночь идет без проволочек.
Время почивать.

Смертных ропот безрассуден,
Непробудны сны.
Этой музыке приблудной
Внемлем мы одни.

Мы одни с тобой остались
Бездны на краю.
Эка жалость, эка малость…
Баюшки-баю

***
Не только мертвые сраму не имут.
Его не имут и глупые тоже.
Ну и конечно не имут бесстыжие.
И бесноватые. И сами бесы.

Ну в общем сраму полным-полно,
Сплошной ведь срам, говоря по правде,
Но его никто не имет уже.
Ни ты, ни я. Срам да и только.

***
Любить великую Отчизну,
Простой и мудрый наш народ.
Не пощадить ни сил, ни жизни,
Когда нас Родина пошлет.

Любить родимые пейзажи,
Леса, проселки, колоски.
И слабый пол любить, и даже
Надрыв лирической тоски!

Любить культуру и искусство,
Приплясывать и подпевать.
Питать возвышенные чувства,
Надежды гордые питать.

Любить историю родную,
Наследье дедов и отцов
И нашу славу боевую,
И гром побед, и звон клинков.

Любить, как мать, любить, как сына!
Любить, хранить, оберегать!
В слезах березки и осины,
И лиственницы обнимать!

Любить, сверкая блеском стали,
Бить всех, кто это разлюбил!..

Так завещал великий Гитлер,
Так доктор Геббельс нас учил.


***
На Мерседесе красная звезда,
Увитая георгиевской лентой,
И надпись шрифтом пламенным – «Броня
Крепка и танки наши быстры!»

О гордый внук славян и ныне дикий!
Сим победиши! Это ведь не тюнинг
Какой-нибудь, а – Господи прости! –
Преображенье истинное! Ныне

Твой битый мерс уже не иномарка
Подержанная, а непобедимый
И легендарный Т-34!
И за рулем его уже не ты,
Вернее ты, но уж не тот не прежний
одутловатый менеджер продаж,
а светлоокий витязь святорусский,
Отмстить сбирающийся неразумной Меркель!..

Так в истине и духе посрамлен
Материалистический, кичливый
Безбожный Запад. С нас вполне довольно
Сего сознания. Пусть плоть опять похмельна,
Но Дух-то бодр! и крепок. Ой, вы скрепы!

Да ой вы скрепы мои скрепы,
Скрепы новые мои,
Скрепы новые,
Духовные
Решетчатые!
Сокол

Слава СЭ. Маша и президент.

Оригинал взят у pesen_net в Маша и президент.
Восьмиклассника Булкина спросили, кто такой президент, зачем он едет в школу и как следует себя вести. Булкин ответил: президент - инопланетянин, едет откладывать яйца и нужно поднять мятеж. Булкина выгнали из класса, отдельно подчеркнув, что это наказание. Следом отправили балерину Риту. Вчера, на репетиции в театре, Рита обсуждала международные новости с другими девочками. По результатам дискуссии под глазом возник синяк. В целом, на перекраску кордебалета театр израсходовал в тот вечер рекордные три ведра грима. И ещё, танцевали в полумраке. При ярком дневном свете, взглянув на Риту, президент мог решить будто педагоги так и не научились бить детей, не оставляя следов. От греха, Риту прогнали. Также хотели избавиться от Петрова, за вопрос как будет по-латышски "ваше величество". Но передумали, пригрозив убить, если что. Оставшихся рассадили по принципу прилизанности.

Collapse )
Сокол

Открытое имя. Саша Кладбище

Это она. И она из Харькова.
Оригинал взят у swinkin в Саша Кладбище
Оригинал взят у meamia в Какие потрясающие стихи
* * *
Да сбегутся все нытики, и знатоки, и критики,
У проплаченных ботов случится пускай аврал.
Я когда-то сказал, что не буду писать о политике –
Я соврал.
А ведь скоро уже будет год, без десятка дней:
Вечеринка нон-стоп, песня пламени или льда.
Правда, я бы хотел никогда не писать о ней.
Никогда.
Но сейчас напишу, чтобы точки чуть-чуть над i.
Вы читаете это, правда, друзья мои?
Или те, что со мной много лет на короткой ноге, а?
Или те, что немного попутали берега?
От политики – если еще и с приставкой «гео» –
Можно очень легко перебраться в разряд врага.
Впрочем, я не об этом:
пусть рубятся боты ратями,
Выясняя в ЖЖ, кто, куда, по каким правам.
Я и сам не сторонник говна «мы не будем братьями».
Лучше вам Collapse )
Я

Господин хороший. Христарадина про пехтинг





Граждане, в Думе сегодня, как в яме.
Жизнь депутата – сплошной самосуд.
То его дом обнаружат в Майами,
То его в бочке с цементом найдут.

Стонет сенатор. Бесправен патриций
Все запретили тебе депутат.
Собственность даже нельзя за границей!
Что нам в России ее покупать?

Если же выследят домик в Майами,
Блогеры нынче за всеми следят,
Тут же обложат такими… фуями,
Что никогда не отмоешь мандат.

Разве сопутствовал в жизни успех тем,
Кто никогда и ни в чем не грешны?
Вот, депутат по фамилии Пехтин –
Тоже в Америке домик нашли –

Правильный парень, еще из «Единства»,
Чувствует линию, знает шесток.
Все, как у всех: в Ленинграде родился,
После поехал на Дальний Восток.

Был по имуществу, был по бюджету,
После – за этику стал отвечать.
Нынче пришлось принести его в жертву:
Домик попал в интернет – и печать.

Как уж он каялся, бедный детина,
Как уж он клялся своей «Колымой»:
Типа, и домик не мой-то, а сына,
Типа и сын-то, наверно, не мой.

Он на трибуну поднялся, не труся,
Губы искусаны, руки дрожат.
Я, говорит, за мандат не держуся,
Я, говорит, не держусь за мандат.

Плача при виде отважного старца –
Все же он пятую Думу топтал! –
Все закричали: «Останься! Останься!
Мало ли домик, у многих квартал!»

«Нет!» – он дрожащими молвил устами,
Как партизанка, попавшая в плен.
Члены восторженной партии встали,
Все, как один возбудившийся член.

Так он и вышел из зала, заплакан.
Слезы у многих стояли в глазах.
Следом за ним потянулся Ломакин.
«Что-то мне плохо», - сквозь зубы, сказав.

Сбрасывать, видимо, будут слоями.
Все друг за другом пойдем по пятам.
Сколько еще нас поедет в Майами?
Как-то еще мы поместимся там?

Страшно отринуть родной околоток,
Это Америка. Там вам не тут!
Если там мучают наших сироток,
Можно представить, как нам поддадут!






Сокол

Трезвый всадник Дмитрия Быкова

Оригинал взят у jewsejka в ... // "Росбалт", 18 мая 2012 года

дмитрий Быков

На запрет алкоголя в Петербурге Дмитрий Быков отреагировал "Трезвым всадником"

В Петербурге накануне прошли "поминки" по проекту "Гражданин поэт", автором которого является известный столичный писатель и журналист Дмитрий Быков, сообщает корреспондент "Росбалта".  

Сам проект был закрыт еще в начале марта, но автор "Гражданина поэта" Дмитрий Быков, режиссер и продюссер Андрей Васильев, а также единственный исполнитель всех главных ролей актер Михаил Ефремов продолжают гастролировать по России, выступая перед зрителями вживую и называя это "поминками". На концертах исполняются номера, которые ранее можно было увидеть только в Интернете.

Кроме этого, Дмитрий Быков на каждом таком выступлении пишет одно стихотворение на "злободневную тему", предложенную зрителями из зала. После чего в конце выступления он зачитывает его со сцены. На концерте в Петербурге в качестве такой темы зрители выбрали утверждение ЗакСом в первом чтении законопроекта о запрете продажи алкоголя в торговых точках после 21:00. За полтора часа Дмитрий Быков написал стихотворение по мотивам поэмы Александра Пушкина "Медный всадник". Свое стихотворение Быков назвал "Трезвый всадник".

"Росбалт" приводит текст стихотворения полностью:  

Над Невским берегом с утра
Витал похмельных дух Петра
И думал так: кругом засада,
Развал, куда ни повернусь.

Всегда, всегда из Петрограда
Беда является на Русь.
Тут и декабрьское восстанье,
И прозы грозное блистание,
И псих, враждующий с Петром,
И дух студента с топором.

Засулич яростные взоры,
И царь, разорванный в куски,
И выстрел в Зимний из Авроры,
И Путин, Господи прости.

Зачем я создал этот город -
Проклятье всех иных времен?
Я или очень был упорот,
Иль белой ночью опьянен.

Секрет открыт, всего скорее:
Чтоб средь болот обресть уют,
С моей Петровской ассамблеи
Тут чрезвычайно много пьют.

Вот декабристы. Двор завьюжен,
Надраться просится душа.
Они, сойдясь на русский ужин,
Хлебают водку из ковша.

Вот Пушкин пьет, строча баллады,
Гоня поток крамольных строф.
Пишу, читаю без лампады.
Взамен лампады, значит, штоф.

Вот Достоевский, гений адов,
Ночной истерики мастак,
Сидит и пьет, как Мармеладов,
Иначе, как напишешь так?

А как уж квасил разночинец!
А пролетарий! Боюсь,
Что так бухать не научились
Ни я, ни Меньшиков, ни Брюс.

Я слышал, был не пьющим Ленин,
Картавый лидер октября,
Однако в роли главаря
Он был настолько совершенен,
Что явно квасил втихаря.

Тот, кто сейчас раскрасил
Россию в густо-серый цвет,
Наверняка со школы квасил,
Иного объясненья нет.

Ликеро-водочные яства
Определят его провал -
Не может так людей бояться
Тот, кто похмелья не знавал.

А уж его единороссы,
От коих Боже упаси,
Жрут так, как красные матросы
Не нажирались на Руси.

Грозят бедой такие сводки,
В тартарары ведут пути.
"Я запрещу продажу водки
От девяти до девяти", -

Сказал, и вмиг градоначальник,
Как бы по воле сил начальник
Или движения светил,
Сказал торгующим: "Короче!"

И с наступленбьем белой ночи
Продажу водки запретил.
Да что! Уже Романов кроткий
Тут запрещал продажу водки.

И Горбачев за ним туда ж
Не одобрял ее продаж.
А русский путь, как прежде, смутен,
И кризис близок, как на грех,
И "средний класс" бузит. И Путин
Как никогда боится всех.

Тревожно в мире заоконном,
Тревожно замкам и колоннам,
Порядок сдулся и зачах.
Тут не помочь "сухим законом",

Тут дело в белых, блин, ночах!
И мрачно думал царь во очи,
Обозревая регион:
"Не упразднить ли эти ночи?"
Но тут бессилен был и он.


Collapse )
.