Category: семья

I am

Бенефис семьи талантов

Не забываемый для нас вчера случился вечер: в Театральном зале на Пушечной под сенью Москонцерта сыграла бенефис семья талантов. Неподражаемая Юля исполняла переведенные с романских языков супругом Алексеем gomazkov песни и романсы, а за роялем был их верный друг аккомпаниатор Максим Мулин. Но гвоздь программы – торжественную часть - прожил на сцене свёкр и бесподобный папа, учёный по мозгам профессор Гомазков. И в этой атмосфере свершилось чудо: встреча состоялась Надежды с Верой, рОдною сестрой, которая решила, что нету больше шансов увидеться с родными, как сходить в субботу туда, куда (ей подсказал facebook ) они должны прийти всенепременно. И это был сюрприз. И он случился! Мы встретились! Спасибо, Гомазковы! и Юля! И Максим! Вы праздник устроили такой для нас прекрасный!!! Любим Вас и ценим. Благодарим, всех благ желая, и – до новых встреч!

Collapse )

Сокол

Слава СЭ. Об алгоритмах кухонных бесед

Оригинал взят у pesen_net в Об алгоритмах кухонных бесед.
Ребёнком я посещал женскую баню. Не в целях саморазвития, а потому что жил в неблагополучном районе. Из удобств в нашей семье был чайник. Из него мы мылись, пили и отапливались им же. Но раз в неделю хотелось большего. Так я впервые увидел голых работниц механического завода. Художник Рубенс, видимо, мылся в той же бане и страдал теми же визуальными кошмарами. Что бы он потом ни рисовал, получались токарихи и фрезеровщицы, состоящие из бугров, оврагов, складочек и обвислостей. На изготовление каждой уходил центнер дрожжевого теста и немного волос. Прыгнув в такую, можно было утонуть.

Ещё помню горячий кран, другим концом приваренный к центру вулкана. Ручка управления имела два положения – "Выкл." и "Толстая коническая струя жидкой магмы". Каждая его капля прожигала навылет коня. Ради таза воды люди рисковали жизнью. В единственный душ стояла очередь на год вперёд.

После мытья, униженные и обожжённые, мы с мамой шли к коричневой старухе за ключом от шкафчика. На днище таза был намалёван номер, кривой как иероглиф. Старуха внимательно его осматривала, почти нюхала. Я ждал, она поднимет голову и каркнет что-нибудь про дальнюю дорогу и множество на ней брюнетов, но всякий раз звучало только "75" или "54".
Одна женщина получила ключ, открыла шкафчик – а внутри чужая одежда худшего качества. Ей в парилке подменили таз. Голая, зарёванная, сидела потом, писала жалобу на трёх страницах, красиво заложив ногу на ногу. Старуха-ключница лично бегала к ней домой, будила мужа, рылась в шкафу, всё принесла и потом ещё дружила семьями – целая история. Сейчас такое невозможно, телефоны свели банную драматургию к смс-диалогам.

Однажды в бане погас свет.
Collapse )
Szeliga

Меценаты и благотворители: семья Бахрушиных

Тему образования и воспитания детей, затронутую Володей, продолжу своим рассказом о путешествии на северо-восток Москвы, опять-таки с группой проекта «Выход в город». Среди экскурсоводов этого проекта есть не только профессиональные экскурсоводы, архитекторы, историки искусств, но и энтузиасты-любители, нашу группу вел именно такой человек, Ирина Митрофановна Манохина, организовавшая инициативную группу по популяризации историко-культурного наследия приюта братьев Бахрушиных. И получилось действительно путешествие, и во времени, и в пространстве. Мы оказались в районе Алексеевских улиц, в конце XIX века этот район относился к Сокольничьей роще. Здесь в 1896 году известная в Москве семья Бахрушиных начала строительство сиротского приюта для мальчиков. Купеческую семью Бахрушиных, получавших доходы от предприятий кожевенной и суконной промышленности, называли в Москве «профессиональными благотворителями». В конце успешного финансового года они выделяли определенные суммы на помощь бедным, больным, престарелым, учащимся. Ко времени начала строительства детского приюта уже была построена (в 1887 году) Бахрушинская больница (известная в наше время как больница № 33 им. А.А. Остроумова). На строительство больницы Бахрушины ассигновали сумму в 240 000 рублей, а еще 210 000 рублей составлял неприкосновенный фонд, проценты с которого шли на ее содержание. Профессионализм благотворителей сказывается в этом, они не только строили разные заведения для бедных и неимущих, но и заботились о дальнейшем их существовании. В 1892 году при больнице был выстроен двухэтажный корпус Дома призрения для неизлечимо больных на 200 мест (первый московский хоспис). В общей сложности на средства семьи Бахрушиных были построены в столице и в их родном городе Зарайске (Бахрушины приехали в Москву именно оттуда в 1821 году) 18 храмов и более 100 гражданских зданий. В их числе – родильный приют и первый в Москве туберкулезный барак для женщин, Дом бесплатных квартир для нуждающихся вдов с детьми и учащихся девиц на Софийской набережной. И все это безвозмездно, единственным пожеланием благотворителей было упоминание имен членов их семьи на литургиях.
Итак, вернемся к детскому приюту. На строительство приюта братья Бахрушины, Александр и Василий Алексеевичи пожертвовали сумму в 600 000 рублей, из них 150 000 рублей – на строительство, а 450 000 рублей составлял банковский вклад «на вечные времена», на проценты с которого предполагалось содержать приют. Этих средств хватило на постройку пяти корпусов для размещения детей, вскоре появился и шестой корпус, построенный на средства Веры Федоровны, жены Василия Алексеевича. Все здания располагались компактно, составляли единый комплекс, самый настоящий детский городок. Было еще административное здание, мастерские, в 1903 году освятили церковь во имя Живоначальной Троицы, единственную в Москве храм, построенный специально для детей.
Приют назывался так: «Московский городской сиротский приют имени братьев Петра, Александра и Василия Бахрушиных» (торжественно открыт 25 ноября 1901 года). Ко времени начала строительства Петра Алексеевича уже не было в живых, но Бахрушины чтили память старшего брата, взявшего бразды семейного правления в свои руки после смерти отца. Именно благодаря семейному единению капитал не был разделен, удалось не только выплатить отцовские долги, но и создать настоящее промышленное производство, приумножить капитал и войти в число крупных предпринимателей столицы. Интересный факт: до революции всего 12 человек удостоились звания Почетный гражданин Москвы, из них трое принадлежали к купеческому сословию: П.М. Третьяков и братья Александр и Василий Алексеевичи Бахрушины. Более детально о детском приюте расскажу в следующем посте, а сейчас – фотография приютских корпусов, сделанная в наше время.
Корпуса детского приюта