Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

I am

4 июля. СССР

Эй, звезда, отвечай, на потеху ли
Ты навстречу солнцу летишь?
Не к созвездью ль Геракла доехали
Мы чрез миро-эфирную тишь?

Мимо – сотнями разные млечности,
Клубы всяких туманностей – сквозь!
Ну, а эти кометы, – им меч нести
Вдоль Земли, вдоль Земель, на авось!

Ах, ее так ли Египты, Ассирии,
Римы, Франции, всяческий бред, –
Те империей, те утлее, сирее, –
Все – в былое, в запруду, в запрет!

Так в великом крушеньи – (давно ль оно?)–
Троны, царства, империи – вдрызг!
Где из прежнего моря дозволено
Доплеснуть до сегодня лишь брызг.

Иль напрасно над хламом изодранным
Знамя красное взвито в свой срок?
Не с покона ль веков эта хорда нам
Намечала наш путь поперек?

Эй, Европа, ответь, не комете ли
Ты подобна в огнях наших сфер?
Не созвездье Геракла наметили
Мы, стяг выкинув – Эс-эс-эс-эр?


4 июля 1923, «СССР», Валерий Брюсов.
I am

10 июня. В ожидании футбола и войны

На очень мне помогающем портале ПРОЖИТО можно найти очень много дневниковых записей 1941 года, но подавляющее их большинство сделаны после 22 июня. Людей, фиксировавших значимость дней своей жизни до роковой для страны даты совсем немного, а из них тех, на чьих страницах присутсвует предчувствие, что война, вовсю уже гуляющая по миру, затронет и их жинь, я пока обнаружил только двоих, это - 68-летний писатель Михаил Пришвин, 16-летний Георгий Эфрон, Мур - сын Марины Цветаевой. Мур делал записи в своем дневнике на русском и французском языках, но, начиная с 8 июня и далее до начала войны, его записи - только на инстранном. 11 июня юноша сделал большую, пространную  запись (перевод с "Прожито") :

      8-50 — Восемь часов пятьдесят. Два-три дня назад видел Митю и ходил с ним на примерку костюма к портному Литфонда. Вчера был на футбольном матче «Профсоюзы II — Красная Армия». Профсоюзам II задали в ж... 1:0. Завтра, по всей вероятности, пойду на футбол киевский «Динамо» — московский «Спартак». Collapse )
Я боюсь войны — боюсь, потому что у нас нет стабильного жилья в Москве. Если завтра грянет война, нам придется переезжать, как только наступит срок, а тогда куда переезжать со всем нашим количеством багажа? Это действительно будет трагедия. Поэтому я и беспокоюсь о вопросе жилья. В случае войны люди, которые сдают или продают квартиры, моментально подымают свои цены. Это уж точно! Ба-а! Ладно, не стоит думать о том, что может случиться. Достаточно того, что уже есть, не заботясь о будущем. А все же будет здорово завтра пойти на футбол. Через несколько минут я буду слушать радио де Голля.
Сокол

22 ноября. Из света в сумрак. XXI век

Завершить трилогию дня "22 ноября" строчками, написанными нашими молодыми современниками в память о человеке, вся долгая жизнь которого прошла в переходах от любви к любви, от страны к стране, из света в сумрак и снова, получается, в свет. Сегодня день памяти Светланы Аллилуевой.


Мне импонирует манера молодых обращаться с историей. Пусть так, раз ТАК лучше для ПАМЯТИ.
Оригинал взят у trepang
в Аллилуева
В прошлом году мы с Темой Гординым записали кавер на песню Леонарда Коэна «Hallelujah» (послушать можно здесь), но текст этого кавера почему-то до сих пор не был выложен в сети Интернет. Исправляю ситуацию.

твой дед подпольщик-ветеран
отец известнейший тиран
увидела впервые мать в баку его
потом гражданская война
и вот она уже жена
его жена надежда аллилуева

сначала вася родился
(а через сорок лет спился
все время водка булькала во рту его)
и родилось пять лет спустя
еще у сталина дитя
и это ты светлана аллилуева

Collapse )
Я

СССР. Армянское радио. Поет Лариса Долина

Оригинал взят у ifodiano в СССР. Молодая Лариса Долина на "армянском радио"
Оригинал взят у ifodiano в Лариса Долина и Армянское Радио




Под катом небольшой текст, второй ролик и усы-шви.

Collapse )

I am

Дмитрий Быков: "Верните же Родине Сталина — она заслужила его!"

Сталинофильское
02.02.2013, Новая газета,
Дмитрий Быков
<img src="/views_counter/id=56554&class=NovayaGazeta::Content::Article" width="0" height="0">

В стране, что как снегом завалена безвременьем, злом и тоской, — все чаще мне хочется Сталина. Вот я откровенный какой. России дорога тернистая уводит в разлад и распад. Не то чтобы стал сталинистом я — но ежели вправду хотят?! Куда как мила азиатина! Признайтесь, не прячьте глаза. Вернут Сталинград обязательно — все жители, кажется, за. Иначе выходит развалина, паденье ракет, воровство... Верните же Родине Сталина — она заслужила его! Разбудим Отечество выстрелом, устроим ему пароксизм, он нами действительно выстрадан, как Ленин сказал про марксизм. К чему говорить о свободе нам? Она разлетелась, как дым. С него начинается Родина — а также кончается им. Вам всем это сделалось ясно бы, решись вы смотреть без очков. Потребны не стерхи, а ястребы. Что делать, наш климат таков — замерзнет любая проталина, загадится всякий просвет... Верните товарища Сталина! На всех вас Иосифа нет! Пора поредеть населению. У страха глаза велики. Пора объяснить поколению, не знавшему твердой руки, всей швали, что так опечалена — мол, зря отменили расстрел! — что если бы выкопать Сталина, то он бы вас первых и съел! Бессильна абстрактная злоба ведь, — давайте уж, так вашу мать! Не зря говорят, что попробовать — единственный способ понять.

А впрочем, душа опечалена бессилием в наших трудах. Не зря Окуджава про Сталина писал в девяностых годах: «Давайте придумаем деспота, чтоб нами он правил один от возраста самого детского и до благородных седин». Что проку смеяться оскаленно? Не лучше, чем выть на луну... Давайте мы свалим на Сталина всеобщую нашу вину! Ведь это — наш способ отбеливать и душу, и Родину-мать... Он нам не затем, чтоб расстреливать, он нам не затем, чтоб ссылать — недаром Отечество славится единством в любых временах. Затем ведь и памятник ставится, чтоб после взорвать его нах. Чтоб он, в одеянье порфировом, народным слывя палачом, всю мерзость в себе сконцентрировал — а мы, как всегда, ни при чем! От этого принципа старого не сбечь ни за стол, ни в кровать. Давайте мы сделаем Сталина, чтоб после его же взорвать! В припадке бессмысленной дерзости (гордыня — действительно грех), в потоке безвыходной мерзости, что яростно хлещет из всех, в борьбе с родовыми стихиями — незнание, злоба, нужда, — я думаю: если такие мы, грядущего нет, господа. Теряется суть человекова, сознание рвется, как нить, — и главное, некого, некого за все это дело винить! Россия — сплошная окалина, плюс ненависть в сто мегаватт... А если мы вырастим Сталина — он будет во всем виноват. И снова мы станем неистово сбивать ненавистное «СТА...», и все начинается с чистого, как рабская совесть, листа.

Так что же — стадам ошакаленным и дальше брести на убой?

Конечно. Ведь легче со Сталиным, чем — страшное дело — с собой.

I am

Шляпы для политбюро

Оригинал взят у ygam в Шляпы
Политбюро ЦК КПСС на трибуне Мавзолея 1 мая 1982 года. Слева направо: Константин Устинович Черненко, Николай Александрович Тихонов, Леонид Ильич Брежнев, Виктор Васильевич Гришин, Андрей Павлович Кириленко, Андрей Андреевич Громыко.



Вчера читал очерк, где упоминаются их шляпы:
Советские зрители конца 1970-х, видевшие с экранов своих телевизоров партийных лидеров, которые по большим рабоче-крестьянским праздникам выстраивались на трибуне мавзолея, наверняка запомнили их серо-мышиные шляпы — практически неотличимые друг от друга. Как будто существовала некая униформа, введенная решением съезда КПСС для всех без исключения членов политбюро.

Мне представлялось тогда, что шляпы, костюмы и все прочее есть продукт какой-нибудь швейной фабрики имени кепки Ильича, расположенной в тщательно засекреченном месте под одной из башен Кремля. Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что шляпы для соратников и сподвижников закупал раз в год министр иностранных дел Андрей Громыко во время своих деловых визитов в Нью-Йорк. Делал он это в одном из лучших магазинов на Мэдиссон-авеню с помощью своего переводчика. По всей видимости, наследники Ильича не могли организовать на должном уровне даже производство аналогов знаменитой кепки.

Шляпы тщательно отбирались. Цвет, фасон и размер согласовывались непосредственно с руководителем советской внешней политики. А затем купленный товар специально размечался, чтоб не перепутался в дороге. На подкладке ставились буквы: Л. И. Б., А. Н. К., Ю. В. А., А. А. Г. и т. д. (позволю читателю самому догадаться, что означает каждая аббревиатура).

Экономный Громыко сильно нервничал, когда выяснялось, что шляпы с прошлого года подорожали на несколько долларов. Переводчик вынужден был давать министру объяснения на понятном марксисту языке: мол, ничего удивительного, Андрей Андреевич, у них тут инфляция, уровень жизни трудящихся падает и т. д.

На шляпы для верных ленинцев Громыко в любом случае раскошеливался — вопрос все же государственный. Но вот дубленку для сына как-то раз не купил: счел, что дороговато дерут акулы империализма.

I am

Лидия Русланова - жертва политических репрессий

Оригинал взят уingwar_ljв Лидия Русланова


Певица, заслуженная артистка РСФСР. Арестована в сентябре 1948 года вместе с мужем. Приговорена Особым совещанием при МГБ СССР к 10 годам исправительно-трудовых лагерей с конфискацией имущества. Этапирована через Куйбышевскую, Новосибирскую, Красноярскую пересылки в Особый лагерь Иркутской области – Озерлаг. Сюда же отправлен ее муж, Герой Советского Союза, герой обороны Москвы и взятия Берлина, генерал-лейтенант Владимир Крюков. Отбывала наказание в женской колонии на окраине села Изыкан Чунского района Иркутской области, где строила с заключенными первую ветку БАМа, линию Тайшет – Братск. В марте 1950-го переведена во Владимирскую тюрьму. Освобождена в августе 1953 года.

Отсюда.
Сокол

Серп и Молох. Нужна помощь зала.

Оригинал взят у adagamov.info в Помощь зала


Ранняя весна 1930го. Северный край. Сюда, в глухие архангельские леса привезены тысячи раскулаченных. Народный комиссар внутренних дел Владимир Толмачев приехал инспектировать поселение раскулаченных. Ссыльные ютятся в шалашах. Кругом лес, но для «спецконтингента» даже не смогли построить бараки — стройматериалы на них расходовать не положено.

Толмачев, как честный служака и совестливый человек, был шокирован увиденным. Но на официальный отчет не решился, описал впечатления от поездки в письме московскому другу:

Люди размещены в бараках, наскоро состряпанных из жердей. Теснота невероятная. Полов нет. С наступлением тепла земля в бараках оттает, сверху потечет, население их слипнется в грязный, заживо гниющий комок. По Архангельскому округу из 8 тысяч детей заболело 6 тысяч, умерло 587. Мрут, в основном, младшие возраста... Дров и досок нет — все идет на экспорт... С продовольствием из рук вон плохо, если не забросить его немедленно — будет голод, причем как среди ссыльных, так и среди колхозников...».

Письмо это от друга, большого московского начальника, попадет к Сталину и тот Толмачеву его припомнит. Сначала бывший нарком НКВД попадет в лагерь по доносу об участии в право-оппортунистской антипартийной контрреволюционной группировке, а в сентябре 1937 года по новому обвинению будет приговорен к смертной казни и расстрелян.




Всё это — один из эпизодов новой документальной драмы Алексея Пивоварова «Серп и Молох» о трагедии раскулачивания в СССР. Съемочный процесс в самом разгаре, но возникла одна проблема, с которой Алексей попросил обратиться к читателям этого дневника.

«Нам очень нужна помощь от тех, у кого были раскулачены родственники, и кто еще об этом помнит и сохранил семейные фотографии. Эти снимки мы хотим использовать в фильме. Присылайте их с кратким описанием: кто на них изображен, что случилась с этими людьми, где они были раскулачены и как сложилась их судьба.

Письма ждем по адресу: 127427 ул. Академика Королева, 12 НТВ для проекта «Серп и Молох».
Отсканированные фотографии присылайте на электронный ящик kolhoz@ntv.ru»